Свежие комментарии

  • Виктор Белогорцев
    Остановите время, я сойду На станции уставший и помятый. Вы спросите: В каком году? Конечно же, в родных семидесят...Родственники напр...
  • Михаил Сартин
    Своих детей не бросит. Придется с этим смириться. И, наверное, ближе познакомиться с первой женой.«Поехал помогать ...
  • Виктор Белогорцев
    только не надо мне лапшу на уши вешать, тут уже поднималась тема и почти все все возмущались, что родители ПРИПЕРЛИСЬ...Родственники напр...

Мать просит дочь отказаться от своей доли в квартире в пользу брата: он помогал ее растить

– …И теперь мать-пенсионерка взвалила на шею моего сорокапятилетнего неработающего братца и тянет! – рассказывает Татьяна. – Живет он с ней, еще и жену притащил, и детей нарожал. Сейчас мать хочет мою долю квартиры выкупить и ему подарить, вместе со своей, разумеется, чтоб у Димочки было свое жилье. Сначала вообще речь вела о том, чтобы и я подарила ему свою часть «безвозмездно, то есть даром». Я говорю, мам, а с какой стати? Он будет лежать на диване, а я ему подарки делать должна? А она мне – он, говорит, тебя помогал вырастить и на ноги поставить, теперь ты ему обязана… Каково, а?

Мать просит дочь отказаться от своей доли в квартире в пользу брата: он помогал ее растить

Татьяна на двенадцать лет младше брата Дмитрия – ей тридцать три. Живет она отдельно, в своей квартире, которую купила сама и отремонтировала по своему вкусу. Семьи и детей у Татьяны нет, изредка она заводит необременительные отношения без обязательств и встречается с мужчинами на нейтральной территории. К себе в квартиру никого не приводит, рожать детей тоже не планирует.

– А зачем? – усмехается Татьяна. – Род наш с успехом продолжил брат, внуки у матери есть, так что мне можно теперь не заморачиваться с чистой совестью! Живу для себя…

Татьяна много работает и хорошо зарабатывает.

Деньги тратит на собственные удовольствия – поездки, обновки, разнообразные хобби. Одно время пыталась помогать матери, но очень быстро это прекратила.

– Любая помощь тут же передается в семью Димки! – вздыхает Татьяна. – Я сначала деньги давала, потом поняла, что мать ни копейки себе не берет. Стала тогда продукты заказывать, чтоб маме привозили. Но это, получается, матери достается пятая часть, поскольку впятером живут, и все у них общее... А с какой стати я должна кормить весь колхоз? Нафиг-нафиг! Я умыла руки. Матери сказала – если что-то конкретно нужно, говори, будем решать. Но ей для себя ничего не нужно! Только для внуков…

Мать Татьяны, Ирина Владиславовна, за сына горой, потому что чувствует себя перед ним виноватой. В девяностых она осталась одна с пятнадцатилетним сыном и трехлетней дочерью на руках, без всякой помощи извне. Зарплату на работе не платили, и Димка бросил школу, чтобы помогать матери растить сестру. Хватался за любую тяжелую малоквалифицированную работу из серии «день отработал – вечером получил деньги». Трудился и грузчиком, и мойщиком, и сортировщиком овощей на базе, и продавцом на рынке. Шел куда брали, а брали щуплого недокормленного мальчишку не очень-то охотно.

На память о тех непростых годах у Дмитрия осталась на всю жизнь сорванная спина, хроническая болезнь почек, проблемы с ногами от постоянного хождения в дрянной промокающей обуви. И отсутствие образования. Школу спустя несколько лет мужчина все-таки закончил экстерном, аттестат получил, но дальше учиться не пошел. Сначала сестру с матерью растили, ставили на ноги, потом появилась своя семья, и стало совсем не до учебы. Родились дети, и их нужно было кормить…

Так всю жизнь Дмитрий и проработал на таких простых работах, как в юности: бери, тащи, кидай, складывай, деньги сразу. Большей частью, конечно, неофициально. Сейчас, в сорок пять, работать на тяжелой физической работе он уже не может, а на другую его просто не берут. Поэтому последние несколько лет Дмитрий сидит дома, готовит обеды и ужины, возит сыновей на тренировки и соревнования, ведет домашнее хозяйство. Жена Дмитрия работает, и Ирина Владиславовна тоже. Деньги им нужны. Квартира, в которой они живут, официально принадлежит троим: матери и брату с сестрой.

Ирина Владиславовна наивно полагала, что Татьяна откажется от своей доли в пользу брата, ведь ей есть где жить, а у него и его детей эта квартира – единственное жилье. Но не тут-то было. Таня и слушать не хочет об этом. Поэтому мать задалась целью выкупить у дочери ее долю, и потом оформить квартиру на сына. Ведь, случись что, Татьяна и на наследство будет претендовать, и квартиру заставит продать, не посмотрит, что брат с семьей очутится на улице. Откуда в ней это? Ведь воспитывали, душу вкладывали, отдавали лучший кусок. И Дмитрий в свои шестнадцать обтирался по стройкам и по мойкам, чтобы сестру помочь на ноги поставить…

Поэтому Ирина Владиславовна до сих пор подрабатывает, хотя люди на работе уже смотрят на нее косо. Живут они на зарплату невестки Любы, а свои деньги – зарплату и пенсию – свекровь откладывает на выкуп доли у дочери. Живут поэтому скромно: семья большая, а зарплата у Любы не то чтобы большая. Каждая непредвиденная трата выбивает их из колеи.

Ирина Владиславовна изо всех сил старается не обижаться на дочь, но понять ее, к сожалению, не может. Ну вот зачем ей эта доля? Свое жилье у Татьяны есть, вообразить, что она когда-нибудь придет жить к брату, абсолютно нереально. Ну и отказалась бы в пользу Дмитрия, так обычно и делается в семье. Но нет, теперь из-за Татьяны они все перебиваются с хлеба на квас.

– А Димка когда-то последнее ей отдавал! – рассказывает Ирина Владиславовна. – Были у нас времена, когда я с работы шла, две сосиски им покупала и яблоко на двоих, так сын всегда говорил – мою долю отдай Танюше! Выучили ее, вырастили. А теперь вот так. Она никому не обязана, и точка…

Как считаете, Татьяна неправа, могла бы и отплатить брату добром?

Или и вправду сестра брату не обязана ничем? В три-четыре года она не требовала у брата бросать школу и идти на стройку. Это было решение его и матери. 

К тому же Дмитрию давно уже не шестнадцать и даже уже не двадцать, а целых сорок пять. У него было достаточно времени, чтобы наверстать упущенное и привести свою жизнь в порядок. Если он этого не сделал за три десятка лет – это только его вина…

А вам как ситуация? Что думаете?


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх