Свежие комментарии

  • Виктор Белогорцев
    а силой увезли? или сама согласна была? если жен чемодан который можно увезти куда угодно не спрашивая её мнения то о...Свекра и свекровь...
  • Grandad
    У меня свояк женат был на сестре моей жены. Это был его третий брак. Прожили больше 20 лет. Умер от онкологии. Жена п...Все своё имуществ...
  • Лада Мира
    Тогда она с ребенком может быть не нужна ... Во веки вечные в сложных ситуациях отправляли жен с детьми "к маме" дав...«А рожать ты поед...

«Мама, если тебе деньги не нужны – отдай тогда нам!» – заявили дочери

– Лиза вчера позвонила, младшая сестра, вся на эмоциях! – рассказывает тридцатитрехлетняя Анастасия. – Представляешь, говорит, я маму сейчас спросила, когда она к нотариусу поедет, ну, по наследственным делам. А она, оказывается, вступать в наследство не собирается! Сказала, что овчинка выделки не стоит, имущество там копеечное. Хочет все теткам отдать, им нужнее!

«Мама, если тебе деньги не нужны – отдай тогда нам!» – заявили дочери

Полине Андреевне, матери Лизы и Насти, пятьдесят восемь лет. Женщина живет в Подмосковье, недавно вышла на пенсию. Обе дочери сейчас в Москве, старшая, Настя, разведена, имеет девятилетнюю дочь, платит ипотеку за крошечную студию на окраине. Младшая дочь, Лиза, со своим мужем снимают жилье и ждут ребенка. 

Материально сестры не шикуют, и все же стараются помогать матери, подкидывают небольшие суммы денег, покупают продукты. Полине Андреевне порой неудобно брать помощь у дочек, они ведь сами в сложных обстоятельствах – что одна, что другая. Но выхода нет. С работы женщину попросили сразу же по достижении пенсионного возраста, найти что-то другое не получается, тем более, что на любую работу уже не пойдешь, сил нет. Ездить на электричке в столицу каждый день, как большинство соседей, Полине Андреевне уже здоровье не позволяет.

А пенсия у нее не московская, на эти деньги не очень-то проживешь.

И все же Полина Андреевна считает, что живут они не в пример лучше, чем родственники из далекой зауральской деревушки, малой родины женщины. До недавнего времени там жила восьмидесятилетняя мать Полины Андреевны и две сестры с семьями, взрослыми уже детьми и внуками, но несколько месяцев назад матери не стало. 

– Мама ездила на похороны одна, мы с Лизой не поехали, Лиза в больнице лежала, а меня с работы не отпустили! – рассказывает Анастасия. – Там почти всегда была нищета и голь перекатная, мама говорит, но сейчас – вообще тягостное впечатление. Сестры в свои «за 50» - старухи без зубов, мужья и сыновья их – алкоголики, дочери- многодетные несчастные бабы. Работы нет, живут на подножном корму, бабушкина пенсия шла в дело, внуки каждый месяц ее ждали, как манну небесную, привыкли на нее рассчитывать.

Что будут делать сейчас, когда старушки не стало – загадка. 

Имущества у матери было немного – старый дом на земельном участке да мужнина Нива не на ходу, которую сейчас сдашь разве что на металлолом. Никаких накоплений, разумеется, и в помине не было. Сестры уже прикинули, что при определенном везении и расторопном риэлторе продать родовое гнездо можно тысяч за девятьсот, ну в лучшем случае за миллион. Про машину и говорить нечего, с ней больше возни.

– Ну и что там делить на троих? – вздыхает Полина Андреевна. – Да ну! Одна дорога туда половину наследства съест. Пусть сестры забирают все себе, если надо, я оформлю отказ в их пользу… Так им хоть что-то достанется! Галочка сможет дочке помочь, а Валя – внучку выучить в Екатеринбурге, умненькая девочка, ей учиться надо, но в городе жить не на что…

Честно говоря, Полина Андреевна уже и сестер обрадовала своим решением. Только дочери ее до последнего времени ни о чем не знали, им мать как-то не видела смысла официально сообщать эту информацию. Сказала Лизе случайно, в разговоре. Что тут началось! Дочери просто проели Полине Андреевне плешь – мол, так не делается, свои деньги надо забирать, неважно, какая там сумма, будь хоть сто рублей!

– Мама, если тебе деньги не нужны, отдай нам! – чуть не плачет Анастасия. –  Нам не помешают! У меня ипотека, я ребенка тащу без мужа одна, у Лизки ситуация еще хуже: ни кола, ни двора, вот-вот ребенок будет! Почему сестры твои должны дочерям помочь, а ты нет? Если бы бабушка хотела отдать все тем дочерям, было бы завещание! Но завещания нет. Значит, всем троим поровну, такова ее воля…

Как считаете, дочери обнаглели, лезут не в свое дело?

Или это Полина Андреевна неправа, не в ее положении отказываться от наследных денег, присев на шеи к дочерям?

Как вам ситуация? Что думаете?

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх