Свежие комментарии

  • 4u4elo
    Александр 24 , ник мой послюнявил? Аву мою ещё пососи ))) Не тормози )))Брат собрался суд...
  • 4u4elo
    Очевидно, что Вы и есть его сестра. Иначе чего Вы так перевозбудились, столько личных оскорблений не поленились вывал...Брат собрался суд...
  • 4u4elo
    Александр 24 . Аву теперь мою посос...послюнявь )))))))Брат собрался суд...

«Я не работаю и живу у мужа, матери помогать не смогу!» – заявила дочь

– …Это хорошо еще, что Марина у нас на даче была, когда все с ней случилось! – рассказывает про сестру шестидесятипятилетняя Нина Евгеньевна. – Муж у меня сразу понял, что дело не шуточное, быстро в машину ее и в город, в больницу. Там сын наш старший подключился, подъехал, поговорил с врачами – в общем, Мариной сразу занялись… Страшно подумать, что было бы, если бы ее дома прихватило! Она живет одна, даже скорую вызвать было бы некому…

«Я не работаю и живу у мужа, матери помогать не смогу!» – заявила дочь

Марине Евгеньевне почти шестьдесят, и со старшей сестрой, Ниной, они всю жизнь очень дружны. У Нины, в отличие от Марины, большая семья: двое сыновей, невестки, внуки. Младшее поколение семьи лет до четырнадцати все каникулы с удовольствием проводит у бабушки с дедом на даче. Сыновья отстроили дом, провели удобства, благоустроили участок, и места тут для всех достаточно. Старики с удовольствием возятся с внуками, приглашают гостей, Нина Евгеньевна все время звала на дачу сестру Марину – а чего ей сидеть в душной квартире одной?

Сестра с огромным удовольствием принимала приглашение – приезжала и жила в гостях на даче неделю, а то и больше. Помогала собирать ягоду, делать закрутки, поливать огурцы, полоть грядки.

Конечно, дарами огорода Нина Евгеньевна делилась с сестрой щедро. Да много ли ей нужно одной-то…

– А у Марины Евгеньевны детей нет?

– Есть дочь. Но она много лет назад уехала в Москву. Не очень далеко вроде бы, за триста километров от нашего городишки, но в гости не ездит. И знаться не очень-то хочет с нами. Вышла там в столице замуж, детей родила. Муж довольно состоятельный у нее, раньше все по заграницам ездили, Марина фотками хвасталась. Говорила, что Полина хорошо устроена: не работает, сидит с детьми, живет в большом загородном доме с камином…

Как там и что у племянницы на самом деле, Нине Евгеньевне неизвестно: общение с провинциальными родственниками Полина резко прекратила сразу после замужества. По старой памяти ее еще поздравляли с праздниками, передавали небольшие подарки по случаю рождения детей, но ничего в ответ, кроме скупого «спасибо» в мессенджере, не дождались. Поздравлять родню, интересоваться жизнью тетки, двоюродных братьев и их семей Полина не хотела.

– Как будто боялась, что попросим чего-то в ответ, что ли! – вздыхает Нина Евгеньевна. – Или жить к ней приедем, в ее особняк. Зачем нам это? Мы все устроены, и у себя живем неплохо, работаем, квартиры купили всем, машины, детей растим, чужого нам не надо…

В какой-то момент писать и звонить Полине они перестали, о ее жизни изредка слышали только от Марины Евгеньевны. По словам матери выходило, что у Полины все складывается прекрасно. Она не работает, сидит с двумя детьми-младшешкольниками, занимается домом, живет на широкую ногу.

– Конечно, контакты ее у меня в телефоне сохранились, - рассказывает Нина Евгеньевна. – Когда с Мариной все случилось, я ей сразу позвонила, говорю, Полиночка, так и так, с мамой плохо, у нее инсульт. Мы отвезли ее в нашу городскую больницу, самое страшное уже позади, но предстоит долгое лечение… 

Полина приехала на следующий день. 

– В больнице покрутилась, с врачом вроде как встретилась… и уехала к себе! – рассказывает Нина Евгеньевна. – К матери даже заходить не стала. Ни денег не предложила и не оставила, ничего. А тут нам сказали, что Марину выписывать будут, мы забегали все – куда ее? Домой? Исключено, она одна там сейчас не сможет. Позвонила я Полине, говорю, что делать будем? А она – не знаю, мол, я помочь ничем не могу! Сама живу у мужа, не работаю, денег у меня нет. Вот так вот… Я мужу говорю, ну что, Вить, придется тогда к нам Марину забирать, давай ее на дачу пока, там видно будет… Вот, привезли ее пару недель как. Она ходит по стеночке, еле-еле, говорит плохо еще, конечно, помощь ей нужна. По-хорошему возить ее надо на массажи, на физиопроцедуры, кто это будет делать? Некому…

У Нины Евгеньевны зла не хватает на племянницу, как она ее только не костерит – бессовестная, мол, бросила мать, как могла! Но был ли у Полины выбор? Ведь она действительно не работает, денег своих не имеет, жилья тоже. Живет у мужа. Наверняка состоятельному бизнесмену, или кто он там, не очень-то нужна теща-инвалид, которую он и видел-то несколько раз в жизни. 

Может, Полина бы всей душой помогала матери, это муж ее против такой помощи? И что может в такой ситуации сделать любящая дочь – бросить своих детей и отправиться на неопределенный срок в провинцию, выхаживать мать? Это тоже, наверно, неправильно.

Мать, видимо, тоже не очень-то помогла дочери по жизни. Квартиру не купила, с детьми не сидела. Дочь в свои тридцать пять на птичьих правах у мужа в доме, ни гроша за душой. Кто-то скажет – она сама так выстроила свою жизнь, сама и виновата. Но и мать, наверно, отчасти виновата тоже?

Или дочь, бросившая мать в такой ситуации, бессовестная, и без вариантов?

Что думаете?


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх