Последние комментарии

  • Андрей Балашов
    А утюжок был чугунный? )))) На самом деле мудрый поступок. Ну ударила бы, ну были бы последствия с разной степенью тя...Он поднимал руку на мою дочь - я отомстила
  • Андрей Долматов
    Да там, похоже, мамаша во всем виновата. Мягкотелый человек, каким она отца расписала, и прогнать сына не смог бы. Пр...Сын забрал нашу заначку и уехал в другой город к любимой. Когда приехал назад, муж его не пустил в дом
  • Людмила Петрова
    Согласна, бывают исключения. Но, все-таки думаю, что и отметки были не сплошные "3"«У вашей дочери будет тройка по географии, так как мне не нравится её почерк» сказала нам учительница на род. собрании

Сестры, тетя, дядя, брат, квартира, жадность и подлость

Эта статья написана по материалам реального дела, рассмотренного в районном суде г.Москвы. Все имена изменены по этическим соображениям.

Когда в течение одного года, один за другим, не стало папы и мамы, близнецам Оле и Поле было 13 лет. Их двоюродный брат очень хотел стать опекуном девочек, но молодому, неженатому мужчине детей не отдала опека.

Девчонок забрала тетка и дядя, которых назначили опекунами. В новой семье девочки, конечно, не голодали, но и шоколадки видели только по воскресеньям. Обновок у них практически не было, не было у них (единственных из всего класса) мобильных телефонов и компьютеров.

Но они не обижались — у тети и дяди был родной сын, Эдик, на два года старше сестер, так что деньги опекуны тратили на него. «Все равно здесь лучше, чем в детском доме,» — шептались между собой Оля и Поля. Учились они хорошо и мечтали об институте, но опекуны были против — деньги надо зарабатывать, а не ерундой заниматься! Поэтому, закончив девятый класс, девушки ушли из школы. Оля поступила в кулинарный техникум, а Поля — в мед.училище.

Девушкам исполнилось 18, когда тетка как-то вечером завела разговор о том, что старая родительская дача простаивает, хорошо бы ее продать… Ну или сдать… Оля и Поля растерянно молчали — они даже не представляли себе, что нужно делать и как этим заниматься.

«Да не переживайте вы так!» — щебетала тетка — Вам что, деньги помешают? А сделаю я все сама, вы мне только бумажку одну подпишите…»

На следующий день девушки в сопровождении тетки и Эдика пошли к нотариусу, где подписали какую-то доверенность, но вот какую — и сами толком не поняли. Прошло полгода. Девушки уже жили отдельно: Поля в квартире молодого человека, а Оля с подружками втроем снимали комнату. Громом среди ясного неба для них оказалась повестка в суд.

На предварительном заседании девушки слушали судью и не могли ничего понять. Оказывается, они продали Эдику родительскую квартиру за пять миллионов, а сами оттуда не выписались. Теперь Эдик требует выписать их через суд — давно в квартире не появлялись, коммуналку не оплачивают…

Девушкам повезло. Судья подошел к делу дотошно и скоро все выяснилось. Квартиру продала Эдику его же мать, пользуясь доверенностью, хотя не имела права — в доверенности ничего о продаже квартиры не говорилось. Денег, конечно, Оля и Поля не получили. Просто лишились квартиры. Мало того, девушки даже не знали, что они собственницы — ну прописаны и прописаны, а хозяйничала там всегда тетка — сдавала ее в аренду, наверное, пользуясь правом опекуна.

Они подали встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. На процессе выступил и брат девушек, и даже классная руководительница — рассказала как они жили во время учебы в школе.

Эдик с матерью все отрицали, обвиняли девушек и их свидетелей во лжи, но это им не помогло: продажу квартиры признали незаконной, и сестры снова стали собственницами родительской квартиры.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх