Совсем не сказка

Третий день подряд мела метель.  За окном творилось что-то невероятное – по городу бесчинствовал  дикий порывистый ветер, перемешанный со снегом. Он наклонял ветки деревьев, безжалостно ломал их и отшвыривал на несколько метров, рвал провода, заметал дороги. Редкие случайные прохожие, пригнувшись чуть ли ни до земли, пытались дойти до своих домов.  В такую погоду Софья Ивановна всегда вспоминала сказку Андерсена «Девочка со спичками». Вот и сейчас она вспомнила, как плакал ее сын, тогда еще совсем кроха, когда она читала ему о бедной девочке, замерзшей в новогоднюю ночь…

--Ты чего в окно уставилась? Стоишь тут!  Неужели своими мозгами понять не можешь, что мешаешь? За свою жизнь так и не заработала на приличную квартиру! Топчемся здесь в тесноте… Иди в свою комнату, не путайся под ногами!  

«Опять он не в настроении», -- подумала Софья Ивановна и, чтобы не накалять обстановку накануне праздника, молча вышла из кухни.

Как же изменился ее сын после женитьбы! Он и раньше был очень избалованным, но сейчас…  

Только женщина вошла в свою комнату, как дверь  тут же резко открылась.

-- Это ты разбила мою чашку? – с нескрываемой злостью спросил ее сын.

-- Никита, я же не специально. Вы с Таней опять посуду не помыли… Целая гора  в раковине… Я с работы пришла, стала мыть.. Чашка выскользнула…

-- Безрукая! А мне кажется, что ты специально это делаешь! Сколько раз говорил – не прикасайся ни к чему нашему!

-- Прекрати кричать! – Софья Ивановна еле себя сдерживала. – Ты хотя бы в праздник можешь себя нормально вести? Если у тебя на работе проблемы, я-то тут причем? Зачем на мне нервы свои вымещаешь?

-- Сама заткнись! Приперлась! К подругам, что ли, не могла пойти новый год встречать? Ни посидеть с женой нормально, ни друзей пригласить!

-- Ты что, предлагаешь мне сейчас уйти?

-- Да иди, куда хочешь! – резко бросил он в ответ и вышел, громко хлопнув дверью.

Софья Ивановна почувствовала, как кровь хлынула к ее лицу, бешено забилось сердце и задрожали руки. Опять давление…  Выпив таблетки, она села в кресло.  «Сейчас немного успокоюсь и пойду в офис. Хорошо, что ключи есть… Лучше там новогоднюю ночь проведу, только не здесь. Не здесь. Пусть сами…».

Софья Ивановна тихо надела шубку. Повертев в руке норковый берет, отложила его в сторону и достала пуховый платок. «В такую погоду лучше в платке. Хоть офис недалеко от дома, но все же…». Посмотрев на свое отражение в зеркале, грустно улыбнулась. В неполные 47 лет многие считали ее все еще красавицей.  А толку…  Вот уже 12 лет, как одна.  После смерти мужа так и не смогла выйти замуж. Не могла представить, что рядом с ее сыночком будет какой-то чужой мужчина, отчим. А сейчас… Что теперь говорить?

Софья Ивановна  давно забыла, что она женщина. Она была просто автоматом для зарабатывания денег. Сделать ремонт в квартире, оплатить учебу сына в университете, помочь сыну купить хорошую машину… Сделать сыну достойную свадьбу… Сделать на свадьбу достойный подарок… Работа на работе,  работа дома, переводы с французского и итальянского, сроки… Нет, она не женщина…

Тихо закрыв за собой дверь, Софья Ивановна вышла на улицу.  Давно не было такой метели – уже в метре почти ничего не было видно, в бешеном хаотичном танце кружились  клубья снега, мелкие острые снежинки тысячами иголок больно обжигали лицо, глаза, руки. Только сейчас Софья Ивановна заметила, что забыла дома перчатки. Но возвращаться…  Нет, она не будет возвращаться... С трудом преодолев пару кварталов, Софья Ивановна почувствовала боль в груди.  Найдя скамейку возле подъезда одного из домов, она присела. «Сейчас немного отдохну и пойду дальше. До офиса совсем немного осталось…». Софья Ивановна почувствовала, что у нее замерзают руки. Окоченевшими пальцами она полезла в сумку. Спички! Как хорошо, что она не успела их выложить. Она купила их только сегодня, вспомнив, что электроподжиг в газовой плите сломался. Софья Ивановна зажгла одну спичку, низко наклонив к огню лицо. Рукам на миг стало теплее, но тут же огонь погас. Еще одна спичка, еще, еще… Ветер в секунду задувал слабый беспомощный огонек… «Прямо как в сказке про девочку со спичками, -- грустно подумала Софья Ивановна, -- надо вставать… Но эта боль в груди…».  Женщина подняла глаза и посмотрела в окно напротив скамейки. В окне разноцветными огнями радостно светилась новогодняя елка, в комнате чувствовалась праздничная суета. Лица людей  излучали столько любви и счастья! На миг Софье Ивановне показалось, что она тоже является частью этой семьи. Она закрыла глаза. По всему телу пробежало тепло. Никакой боли, только тепло… Софья Ивановна увидела себя, мужа и маленького Никиту…  Они счастливы… И никакой боли… Только тепло. Тепло и бесконечное счастье…

                А метель не утихала... Плотным снежным покрывалом она все больше и больше  заботливо укутывала хрупкую женщину, застывшую с улыбкой на губах, на этой одинокой скамейке…

 

 

Иногда люди меняются в лучшую сторону

История про мажора

Когда я учился в старшей школе, к нам перевёлся новенький. И если у нас в классе все были примерно одного финансового достатка (не было таких, которые были прямо из очень бедных или очень богатых семей), то это был настоящий мажор. Именно в старшей школе я узнал значение слова мажор. Вёл себя по-хамски, надменно. С нами он общался постольку-поскольку.

И как назло угораздило меня поступить в один и тот же вуз, куда поступил мажор. Хорошо, что учились на разных факультетах, поэтому пересекались редко, но всё же пересекались.

 

Со времени окончания вуза прошло почти 7 лет. И столкнулся по работе с тем самым мажором. Работает таксистом. Был довольно молчалив. Но при этом разговаривал хотя бы не надменно.

Через друзей узнал, что отца его посадили. А этот уже "немажор" выплачивает алименты и живёт с какой-то женщиной. Перебивается на разных подработках. Последние несколько лет таксует.

Ну хотя бы перестал с людьми разговаривать надменно.

Нисколько не злорадствую, но просто интересно наблюдать за уровнем гонора и количеством бабла в кармане человека.

Когда вернулись жена и дочка после карантина, у меня уже была другая жизнь

Мужчина

Женат, есть дочь. На время карантина мои девочки из Москвы уехали в деревню к родственникам, а я остался дома, продолжил работать. В деревню мы иногда приезжаем летом: и ребёнку раздолье, и свежий воздух. Одним словом — ляпота! Поэтому-то и решили, что им лучше переждать сложную ситуацию там.

Пока девочки жили там месяц, я вспоминал давно забытые ощущения. Начал иногда готовить, заказывал еду, какую хотел, позволял себе выпить, если было желание. Даже купил робота-пылесоса, чтобы убирать не приходилось самому.

Чистота и порядок, а главное — тишина. Своеобразная крепость одинокого мужчины.

 

А сейчас они вернулись. И всё изменилось. Отвык, оказывается, от того, что нужно советоваться с женой по любым домашним вопросам: что есть на ужин, какой смотреть фильм. С самим собой-то вопросы решать просто, подстраиваться не нужно!

Уже забыл, что такое холостяцкая жизнь за годы брака. Когда жена и дочь вернулись, в квартиру также вернулся хаос. Кругом вещи жены, игрушки дочери. Ещё и с любимым ребёнком по 2 часа в день читаю, делаю уроки, заданные на дистанционке. На себя времени совсем нет. Короче, хорошо было без семьи, но недолго, скучал по ним всё-таки!

Картина дня

))}
Loading...
наверх