Свежие комментарии

  • grunbik06mailru
    Странно действительно, не налить две порции супа, обычно борщ полной кастрюлей варю. Было несколько раз, приезжали р..."Мы поужинаем, а ...
  • Татьяна Тучак
    Все решается просто: она с дочкой ужинает, а мужу предлагает подождать в гостинной пока она с ребенком поест. Главное..."Мы поужинаем, а ...
  • bobmihal Krylov
    А "подруга" найдет повод.Мне нравится подр...

Перечислила бывшей невестке денег на подарок внучке, а она вместо подарка купила еды: «У меня трудные времена»

Перечислила бывшей невестке денег на подарок внучке, а она вместо подарка купила еды: «У меня трудные времена»

Перечислила бывшей невестке денег на подарок внучке, а она вместо подарка купила еды: «У меня трудные времена»

 

– С Олесей, ну, с бывшей невесткой-то, мы общаемся с прохладцей: она мне все никак квартиру простить не может! – рассказывает шестидесятилетняя Ульяна Дмитриевна. – Сын, еще когда женат на ней был, купил двушку, а оформил на меня. И правильно сделал, я считаю! Олеся ни дня не работала, сразу после свадьбы родила старшую внучку, потом вторую, сидела с детьми дома. Колька мой  все один зарабатывал, копил. Купил квартиру, прожили они там лет пять ли шесть А потом развод. Олеся думала, что квартира куплена в браке, будет делиться пополам. А не тут-то было. Ох, она и злилась! Но делать нечего, пришлось освободить помещение!..

 

Сын Ульяны Дмитриевны, Николай, развелся с женой Олесей чуть меньше двух лет назад, и поступил не очень-то красиво: выставил жену и двух дочерей, которым на момент развода было десять и пять лет, практически в никуда.

– Повезло, что дети не прописаны в квартире были, конечно! – рассказывает Ульяна Дмитриевна. – Иначе бы мы набегались, пока их выписывали. А так все прошло легко и просто – чемодан собрали, такси вызвали, тыщу рублей водителю дали и отправили их к Олесиной матери… Ну а что, сын должен был ее в квартире оставить, сам уйти, что ли?

С чего бы это? Что-то я не знаю в наше время таких мужчин, которые бы собственноручно купленные квартиры бывшим женам оставляли просто так. Пусть и с двумя детьми!

…Сказать, что тридцатитрехлетняя Олеся с дочками намаялась после развода – ничего не сказать. Ведь еще буквально вчера у нее был дом, муж, регулярно приносящий в этот дом деньги – хоть и не миллионы, но вполне достаточные суммы для нормальной жизни, была уверенность в завтрашнем дне… И в один миг ничего не стало.

Ну да, перед разводом с мужем отношения складывались непросто. Муж начал злиться на ровном месте, раздражаться по мелочам, замечать в жене недостатки. Стал задерживаться на работе, прятать телефон, отвечать невпопад. Ну классика жанра, что уж там. Но Олеся честно ничего не замечала, думала, что муж просто устал, у него столько работы. Водила старшую дочь в школу, лечила младшей сколиоз, шила костюмы для новогоднего утренника, пекла пироги и строила планы на семейный отпуск. Елки, горки и так далее.

А тридцать первого декабря их с детьми посадили на такси и отправили к матери. Без работы, без денег, без жилья, абсолютно не понимающую, как жить дальше.

 

Мать встретила дочь с внучками абсолютно без восторга: жила она в двухкомнатной квартире с мужчиной, и места для еще троих человек там просто не было. Весь январь мать читала дочери нотации, а Олеся искала по квартире пятый угол.

– Устроилась на работу, как только все открылось после праздников, сняла комнату, переехала с детьми! – рассказывает Ульяна Дмитриевна. – Живут втроем, не шикуют, конечно. Не знаю, на что она живет! Зарплата у нее тысяч сорок на руки, наверно, или даже меньше, толком не знаю. Алиментов сын платит семь тысяч на двоих детей. Ну вот так. Мало, да, но у него тоже сейчас не лучшие времена! А Олеся комнату снимает и няню оплачивает, которая младшую из сада забирает и по вечерам сидит. Подрабатывает, насколько я знаю. По выходным ходит убирать квартиры. Точнее, ходила раньше, сейчас эта подработка кончилась. Люди без денег сидят, сами начали у себя убираться…

Вскоре после того, как Олеся стала жить самостоятельно, Ульяна Дмитриевна позвонила ей и наладила отношения.

– Ну не сразу, конечно, она на контакт пошла! – рассказывает бывшая Олесина свекровь. – Сначала все трубки бросала – не хочу, говорит, слышать ни вас, ни вашего сына, не звоните мне больше! Но потом позвонила сама. У младшей дочери аппендицит обнаружили, их в больницу забрали, спросила меня, не смогу ли я забрать из школы и на несколько дней взять старшую? Ну, я согласилась, почему бы и нет. Девочка взрослая уже, проблем с ней, в общем-то, никаких. Взяла я ее, и мы прожили прекрасно несколько дней…

После этого бывшая невестка сменила гнев на милость и стала общаться с бывшей свекровью – не то, чтобы близко и с удовольствием, но трубку, по крайней мере, больше не бросала, на вопросы про детей отвечала, отпускала с бабушкой погулять раз в несколько недель. Ульяна Дмитриевна со своей стороны тоже старалась – стала звонить старшей внучке, передавать девочкам маленькие подарочки.

– То фруктов куплю, то носочки с колготками, то фломастеры какие-нибудь, то по шоколадке! – рассказывает она. – Ну, внучки не избалованные в последнее время гостинцами, денег у матери вечно не хватает, видимо. Поэтому радовались всему…

В августе у старшей внучки день рождения, в этом году ей исполнялось двенадцать лет, и Ульяна Дмитриевна решила сделать девочке хороший подарок.

– Думала-думала, что купить, так и не решила! – делится она. – А тут меня подруга уговорила по горящей путевке съездить в санаторий. Ну и уезжала я как раз на день рождения, получается. Позвонила Олесе, говорю, у тебя карта банковская к телефону привязана? Я тебе сейчас переведу денежку, это Маришке на день рождения. Купите сами чего-нибудь от меня, что ей захочется. Хорошо, говорит, спасибо, купим. И я перевела ей десять тысяч рублей…

 

Ульяна Дмитриевна уехала в свой санаторий, в праздничный день написала поздравление внучке в соцсетях, получила дежурное «спасибо», а про подарок ни слова.

– Я решила, может быть, не купили еще, потом пойдут, заранее не стали, мало ли. Отдохнули мы с Катей в санатории, хорошо так. Вернулись домой. Звоню внучке – говорю, привет, как дела? Она мне стала про школу рассказывать, про девочек… Я ее спрашиваю, а тебе мама денежку-то передала от меня в подарок? Что купили, если не секрет? А она и не знает ничего. Вообще не знает, что деньги я пересылала, представляешь! Вот так Олеся! Такого я от нее не ожидала вообще!

Конечно, Ульяна Дмитриевна, вся кипя от возмущения, позвонила бывшей невестке.

– Говорю, Олеся, а помнишь, я тебе деньги перед отъездом посылала, на подарок, так что купили-то? – делится Ульяна Дмитриевна. – А она мне с таким возмущением еще, представляешь – еды, мол, купила вашим внучкам, Ульяна Дмитриевна! Яйца, молоко, крупы, чай, могу чеки показать… У меня сейчас, говорит, вообще ни копейки, сын ваш алименты не платит второй месяц, и на работе дали только ползарплаты. Я за комнату заплатила, чтоб нас на улицу не выгнали, и зубы на полку! Какие там подарки? И кричит еще на меня! Я сказала, так, во-первых, сбавь-ка тон, со мной так разговаривать не надо. А во-вторых, какое ты имела право на мои деньги яйца с чаем покупать? Я давала не на продукты! На еду ты своим детям сама должна заработать вообще-то! Причем тут я? Получается, деньги ты присвоила, вот и все! Поступила непорядочно!

Невестка теперь обиделась пуще прежнего, а Ульяна Дмитриевна просто вне себя.

– Сказала ей – в таком случае верни мне деньги! Я сама куплю ребенку то, что она захочет!..

Свекровь могла бы и помолчать, как считаете? Или она права в своем возмущении?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх