Свежие комментарии

  • Лариса Сергеевна
    согласнаДети живут с бывш...
  • Татьяна ХХХ
    Хитрая свекровь и семью развалила, и детей отобрала. Пригласила бы бывшую сноху к себе, с детьми жить, раз добрая так...Дети живут с бывш...
  • Марина Максимова
    Да уж...что не сделай, все не угодишь. Вывод один жить для себя)) Уж , если скажут, что мать эгоистка, так хоть не об...Старшей дочери кв...

Сын даже не помнит, что мать на пенсию вышла. Обиделась, сделала завещание на дочь

– Я дочери говорю, Танюша, посмотри, кажется, у меня с телефоном что-то не то! – рассказывает шестидесятилетняя Марина Викторовна. – Олегу никак не могу дозвониться две недели уже! Уже даже жене его звонила, спрашивала, все ли у них нормально. Да, все в порядке, говорит, не знаю, почему вы с Олегом связаться не можете… Причем, всем остальным дозваниваюсь нормально: тебе вот, тете Нине, Евгении Петровне, соседке с третьего этажа. А у Олега все время абонент недоступен. А мне Таня говорит – мам, а он не мог заблокировать тебя в телефоне? Очень, говорит, похоже…

Сын даже не помнит, что мать на пенсию вышла. Обиделась, сделала завещание на дочь

У Марины Викторовны двое детей, давно уже, разумеется, взрослых: тридцатишестилений сын Олег и дочь Татьяна, на пять лет младше брата. Олегу было тринадцать, когда мать развелась с мужем. С тех пор Марина Викторовна растила детей одна.

– Да нормально все было! – рассказывает она. – Никакого героизма и надрыва. Работала я всегда, конечно, но на одной работе, не на трех… Алименты получала, бывший нормальный человек, не урод. Плюс мне повезло в свое время устроиться в хорошую компанию, там я и трудилась до пенсии, и даже немного дольше. Только с этого Нового года ушла.

– Устали работать?

– Да и устала, и дочь настояла... Что-то здоровье подводить стало, глаза болят, давление, а там еще новое начальство пришло, конфликты начались. Таня говорит – мама, да уходи сама просто, и все! Найдем мы тебе дома занятия…

Марина Викторовна подумала – да все равно ведь уволят, если зададутся целью, только нервы все вымотают. Действительно, проще написать заявление и идти на заслуженный отдых, все равно рано или поздно придется. И так и сделала. 

– Сижу теперь дома и в ус не дую! – рассказывает Марина Викторовна. – Я все время боялась без работы остаться, думала, чем заниматься буду… Но Танечка мне нашла такие курсы интересные онлайн, по психологии, я давно хотела. Записала меня на скандинавскую ходьбу, там женщины такие хорошие все. И тренер – девушка, молодая, позитивная. Показала нам свой инстаграм, она еще и лоскутным шитьем увлекается. А у меня машинка стоит новая, японская, я ее больше десяти лет назад купила, думала, буду шить. Но так и не попробовала даже, все некогда, все потом… 

– Ну, сейчас самое время!

– Да, я тоже так решила. Танечка мне в ютубе роликов кучу нашла про лоскутное шитье, так интересно и все понятно, главное, никаких курсов не надо. Я уже одеяло сшила, неописуемой красоты! И первый блин – не комом! Подруга говорит, сделай и мне тоже, для внучки. Таня смеется – мама, говорит, давай, шей, потом, может, на заказ будем делать с тобой эти одеяла, инстаграм тебе заведем, мастер-классы снимать будем…

С дочерью Марина Викторовна очень близка.

– Таня мне и деньги предлагала, мол, на пенсию жить сложно. Но нет, я отказалась наотрез – пока я еще на ногах и в своем уме, жить буду на свои. У меня накопления есть, на коммуналку субсидия, плюс пенсия капает. А Танюша моя снимает квартиру, копят со своим молодым человеком на первоначальный взнос. Молодым деньги нужнее…

– А сын не предлагал помощь?

– Сын? Да он вообще не знал, что я на пенсии уже, представляешь? Перед первым мая спрашивает меня – мам, а ваша контора работает между праздниками, с четвертого по седьмое? Я говорю, не знаю, Олег, я уже пять месяцев там не работаю вообще-то. У него глаза по ложке. А я ведь говорила сто раз! Ну да он такой, весь в себе. С ним говоришь, и чувствуешь, что в пустоту. Раньше я расстраивалась, дергала его, пыталась достучаться. Олег, говорю, ты меня слушаешь вообще, или нет? О чем я сейчас говорила?.. Ну, потом перестала уже. И вообще не трогаю его лишний раз. Звоню раз в неделю, спрашиваю – все в порядке? Ну и ладно, хорошо, если что, звони… Вот и все с ним общение.

Олегу, конечно, непросто: у него работа с подработками, ипотека, сын-подросток от первого брака, отбивающийся от рук, бывшая жена в истерике, а также новая семья – молодая жена и младенец, которые тоже требуют внимания. Втиснуть в этот плотный график еще и общение с матерью о погоде просто не представляется возможным. 

При этом тот факт, что сын не знает или не помнит, что мать вышла на пенсию, Марину Викторовну задел. 

– Думаю – а сделаю-ка я в таком случае завещание на Таню! – рассказывает Марина Викторовна. – Ну а что, она столько возится со мной! Все проплаты онлайн на ней, к врачам меня записывает, с занятиями этими помогла. Поддерживает всегда, звонит, интересуется. Разговаривает нормально! Не на отвали, а искренне интересуется, как у меня день прошел. Ну и в будущем, если что со мной не так, к кому я пойду? Естественно, к дочери! Олегу некогда, невестка мной заниматься не будет. Бывшая невестка – тем более… Позвонила Олегу. Говорю, сын, ты можешь на меня обижаться, но я решила вот так – чтоб потом для тебя это не было неожиданностью.

На этот раз Олег, видимо, расслышал, что ему хотели сообщить. И в итоге – вот, заблокировал мать в телефоне.

– Без наследства, выходит, не нужна! – расстраивается Марина Викторовна. – Хотя ведь и с наследством-то не очень была необходима…

Мать неправа, как считаете, делить нужно пополам?

Или это сын неправ, нечего обижаться, получил то, что заслужил?

Что думаете?


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх