Свежие комментарии

  • Владимир Eвтеев
    Так это и так понятно, что Хайям, любому, кто читал его. И очень к месту вы привели его слова.Простила и висит
  • Леонид Никулин
    вот пидор лысый-везде свою рожу сует .хамлоПригожин ответил ...
  • Александр Грелёв
    Молодец Ирина-умная женщина!Простила и висит

История любви. На перекрёстках мирозданья

История любви. На перекрестках мирозданья

 

 

     Это бы­ло пос­лед­нее средс­тво, де­ся­ти­ле­ти­ями про­ве­рен­ное. Ес­ли не по­мо­жет – ко­нец. Вый­ду за­муж за де­вя­нос­то­се­ми­лет­не­го италь­ян­ско­го мил­ли­оне­ра. Куп­лю се­бе бе­лый ролс-ройс. Шу­бу из пу­ха с под­мы­шек по­пу­гая. На­пи­шу бес­тсел­лер “Жизнь - это да­же ве­се­ло, ес­ли не об­ра­щать на нее вни­ма­ния”. Бу­ду ез­дить по го­ро­ду и за­пу­ги­вать на­род ос­тек­ле­нев­ши­ми гла­за­ми и жем­чуж­ной улыб­кой на бес­смыс­лен­ном ли­це. Хо­тя до се­год­няш­не­го дня вы­ру­ча­ло всег­да. Пос­лед­ний раз я смот­ре­ла этот муль­тфильм го­да че­ты­ре на­зад. Сра­зу пос­ле то­го, как в оче­ред­ной раз осы­па­лись моз­ги от ло­бо­во­го стол­кно­ве­ния с не­гар­мо­ни­чес­кой же­ле­зо­бе­тон­ной конс­трук­ци­ей, в на­ро­де лас­ко­во наз­ван­ной – рус­ским муж­чи­ной. На­вер­но для то­го, чтоб дев­чо­нок прав­дой не пу­гать, авось, хоть од­на, да прор­вет­ся. La bel­le at la ba­te за­го­ре­лось на эк­ра­не, а бе­зу­час­тный гну­са­вый го­лос за кад­ром про­из­нес: “Кра­са­ви­ца и чу­до­ви­ще”.

       Единс­твен­ная ре­ли­гия, в ко­то­рой я до се­год­няш­не­го дня не сом­не­ва­лась, на­зы­ва­ет­ся: Алень­кий цве­то­чек – ма­лень­кий, прос­той, жи­вой.

Ко­то­рый ста­вит с ног на го­ло­ву все за­ко­ны и ло­ги­ку. Сно­сит кры­ши и зве­рю, и че­ло­ве­ку. От­ме­ня­ет здра­вый смысл и ин­стинкт са­мо­сох­ра­не­ния.
     Тот, что рас­пус­ка­ет­ся од­наж­ды там, где на­хо­дит­ся сер­дце и за­кан­чи­ва­ет­ся все зна­ко­мое. На­чи­на­ет­ся жизнь за пре­де­ла­ми слов.
Ди­кий лес­ной монстр, гус­то за­рос­ший длин­ной шерс­тью, ме­тал­ся по сво­ему зам­ку, сту­чал баш­кой в стен­ки мо­его те­ле­ви­зо­ра, ис­тош­но ры­чал и кру­шил все вок­руг, ста­ра­ясь пон­ра­вить­ся де­вуш­ке…
    - За­кан­чи­вай вре­мя те­рять, – зак­ри­ча­ла из ком­на­ты ма­ма, – ни­ког­да он в прин­ца не прев­ра­тит­ся! Са­ма оз­ве­ре­ешь ско­рей. Это сказ­ка. Меч­та о том, че­го в при­ро­де не слу­ча­ет­ся!
   - Неп­рав­да, это быль! Толь­ко это не быс­тро. По­то­му, что боль­шой труд. Просто…

    …чувс­тву, слов­но ко­раб­лю,
    Дол­го ос­та­вать­ся на пла­ву,
    Преж­де чем уз­нать, что "я люб­лю", -
   То же, что ды­шу или жи­ву!

   - У те­бя вре­ме­ни точ­но не хва­тит.
   - Тог­да, мо­жет быть, в сле­ду­ющей жизни.
   - Те­бя это ус­тра­ива­ет?!
   - …В при­ро­де та­кое слу­ча­ет­ся…

    В ве­се­лых шес­ти­де­ся­тых во фран­цуз­ском го­ро­де Па­ри­же жи­ли три сес­тры – Хе­лен, Одиль и Ма­ри­на. Не знаю, как две дру­гих, но млад­шая бы­ла точ­но как из клас­си­чес­кой сказ­ки – ум­ни­ца, кра­са­ви­ца, ак­три­са. Шес­ти­де­ся­тые го­ды во всем ми­ре, да­же на на­шей пе­чаль­ной ро­ди­не, бы­ли праз­днич­ны­ми. Мо­ло­дежь пе­ре­жи­ва­ла куль­ми­на­цию сво­его цве­те­ния – ра­дос­ти, сво­бо­ды, вдох­но­ве­ния. Уже в де­сять лет Ма­ри­на сыг­ра­ла свою пер­вую глав­ную роль в филь­ме “Лет­няя гро­за”, а в пят­над­цать, пос­ле по­яв­ле­ния на эк­ра­не “Пе­ред по­то­пом”, вош­ла в пер­вую де­сят­ку са­мых из­вес­тных ак­трис стра­ны. К шес­тнад­ца­ти го­дам у нее бы­ло все. Мо­ло­дость, та­лант, сла­ва, день­ги, лю­бовь, и не­воз­мож­но бы­ло най­ти во Фран­ции и да­ле­ко за ее пре­де­ла­ми муж­чи­ны, ко­то­рый ну хо­тя бы од­наж­ды, тай­ком да­же от са­мо­го се­бя, нак­рыв­шись оде­ялом с го­ло­вой, не по­меч­тал о встре­че с этой уди­ви­тель­ной де­вуш­кой.

    Но Ма­ри­на не ста­ла нас­лаж­дать­ся вы­бо­ром и в 17 лет выш­ла за­муж за сво­его дру­га ар­тис­та и ре­жис­се­ра Ро­бе­ра Олей­на. Это был очень счас­тли­вый брак. Сле­ду­ющие де­сять лет про­ле­те­ли, как в фан­тас­ти­чес­ком сне: съ­ем­ки, гас­тро­ли, цве­ты. Лю­би­мый муж и двое за­ме­ча­тель­ных маль­чи­ков, рож­ден­ных и жи­ву­щих в ми­ре вдох­но­ве­ния и гар­мо­нии. Не знаю, чем мог­ла бы за­кон­чить­ся эта иде­аль­ная жизнь, ес­ли бы в один са­мый обыч­ный ве­чер не при­ду­ма­ли сес­тры пос­та­вить спек­такль по пь­есе Ан­то­на Че­хо­ва “Три сес­тры”. От­ре­пе­ти­ро­ва­ли. Сыг­ра­ли. И вдох­нов­лен­ные меч­та­ми сво­их ге­ро­инь - “В Мос­кву! В Мос­кву!” - от­пра­ви­лись на гас­тро­ли на ро­ди­ну ав­то­ра. Де­воч­ки прис­тег­ну­ли рем­ни. Са­мо­лет наб­рал “ско­рость при­ня­тия ре­ше­ния”, и, ре­шив все же взле­тать, отор­вал­ся от зем­ли.

    Ни­ког­да боль­ше Ма­ри­на не вер­нет­ся на зем­лю, ко­то­рую зна­ла и лю­би­ла. Где все бы­ло прос­то и объ­яс­ни­мо. На­чи­на­ет­ся жизнь за пре­де­ла­ми слов.

    В мрач­ной, се­рой, по­лу­го­лод­ной сто­ли­це жи­ли нер­вные лю­ди. По ули­цам пе­ред­ви­га­лись боч­ком да пе­ре­беж­ка­ми. А раз­го­ва­ри­ва­ли, в ос­нов­ном, от не­че­го де­лать, прос­та­ивая ча­са­ми в оче­ре­дях за кус­ком док­тор­ской кол­ба­сы, на ниг­де боль­ше в ми­ре не из­вес­тном, ла­ющем, виз­гли­вом язы­ке.

    Боль­шая по­ло­ви­на на­ро­до­на­се­ле­ния бы­ла аб­со­лют­но уве­ре­на, что луч­шее, что че­ло­ве­чес­тву за всю ис­то­рию ми­роз­да­ния уда­лось воп­ло­тить, это их убо­гая Ро­ди­на и ком­му­нис­ти­чес­кая пар­тия СССР. Лич­ные проб­ле­мы в стра­не ре­ша­лись прос­то. К при­ме­ру, муж дру­гую по­лю­бил. Или то­ва­рищ по пар­те ока­зал­ся та­лан­тли­вее, чем ты, – пись­мо в КГБ, дру­гу па­ру кни­жек под кро­вать и че­ло­ве­ка не ста­ло. В об­щем, бо­ро­лись лю­ди изо всех сил за унич­то­же­ние все­го жи­во­го и нас­то­яще­го.

    Сра­зу пос­ле премь­еры твор­чес­кая ин­тел­ли­ген­ция Мос­квы по­вез­ла сес­тер от­ме­чать праз­дник в рес­то­ран СТД. Вы­пи­ва­ли, сме­ялись, пля­са­ли, раз­го­ва­ри­ва­ли. К Ма­ри­не по­до­шел двад­ца­ти­де­вя­ти­лет­ний ак­тер Во­ло­дя Вы­соц­кий. Он хоть и ра­бо­тал на тот мо­мент уже три го­да в те­ат­ре на Та­ган­ке, сыг­рал нес­коль­ко ро­лей, в том чис­ле Га­ли­лея, и снял­ся в двух ху­до­жес­твен­ных ки­но, а из­вес­тен был толь­ко близ­ко­му ок­ру­же­нию. За­то пе­рес­со­рить­ся ус­пел со все­ми фис­каль­ны­ми ор­га­на­ми стра­ны. Вста­ли. Ста­ли тан­це­вать. Кра­са­ви­ца фран­цу­жен­ка – ху­дая, вы­со­кая го­лу­бог­ла­зая блон­дин­ка. И наг­лый па­рень. Рос­том метр 68, не то что­бы очень хо­рош со­бой. За спи­ной - ни­че­го. Впе­ре­ди ком­му­нис­ти­чес­кий ту­пик. Внут­ри – ан­ти­ми­ры. Сна­ча­ла мол­ча­ли, по­том Во­ло­дя го­во­рит – ты бу­дешь мо­ей же­ной. Ма­ри­на рус­ской шут­ке об­ра­до­ва­лась, пос­ме­ялась.
   – У ме­ня муж и двое де­тей.
   – У ме­ня то­же. Не име­ет зна­че­ния. Вот пос­мот­ришь.

    Нес­коль­ко ме­ся­цев спус­тя, сте­че­ни­ем вол­шеб­ных об­сто­ятель­ств, Ма­ри­на сно­ва вер­ну­лась в Мос­кву. Учас­тво­вать в ки­но­фес­ти­ва­ле. Вы­соц­кий за­ме­тил ее в До­ме ки­но. У ко­го-то ра­зуз­нал наз­ва­ние гос­ти­ни­цы, где она ос­та­но­ви­лась, взял ги­та­ру, на­вер­ное, вы­пил для храб­рос­ти конь­яч­ку и око­ло 20.00 пос­ту­чал в дверь ее но­ме­ра. В те го­ды прос­той раз­го­вор без над­зо­ра со­от­ветс­тву­ющих ор­га­нов с пред­ста­ви­те­лем ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го го­су­дарс­тва мог сто­ить со­вет­ско­му граж­да­ни­ну все­го. А Вла­ди­мир Се­ме­но­вич, хоть еще поч­ти не сде­лал ни­че­го, а уже дав­но хо­дил по об­ры­ву, да над про­пас­тью по са­мо­му по краю, но

    Чу­да­ки еще та­кие есть,
    Гло­та­ют пол­ной грудью эту смесь,
    И ни наг­рад не ждут, ни на­ка­занья,
    И ду­мая, что ды­шат прос­то так,
    Они вне­зап­но по­па­да­ют в такт
    Та­ко­го же не­ров­но­го ды­ханья.

    В тот ве­чер в цен­тре Мос­квы слу­чи­лось не­воз­мож­ное.

   За что она его по­лю­би­ла? “За сер­дце чис­тое, ду­шу без­злоб­ную”? Мно­гие го­во­рят, что “рус­ский муж­чи­на” во­об­ще очень це­нит­ся за ру­бе­жом. Нет.
Це­нит­ся на­ша жен­щи­на с ее спо­соб­нос­тью при­нять и прос­тить ну сов­сем уже все. И ста­ла она та­кой, толь­ко бла­го­да­ря близ­ко­му зна­комс­тву с дре­му­чим лес­ным чу­до­ви­щем под наз­ва­ни­ем “рус­ский муж”.
    Во­ло­дя пел. А че­рез два ча­са Ма­ри­на соб­ра­ла че­мо­дан и за­да­ла единс­твен­ный воп­рос: где мы бу­дем жить? Жить по­еха­ли к то­ва­ри­щу. То­му, ко­то­ро­го уда­лось уго­во­рить ус­ту­пить свою ком­на­ту. Мно­го хо­дит ле­генд о трех днях, в те­че­ние ко­то­рых они из этой ком­на­ты не вы­хо­ди­ли. Это очень лич­ное. Не хо­чет­ся об­суж­дать. Хо­тя за­вид­но, ко­неч­но. Этим дво­им уда­лось со­че­тать в се­бе все – страсть, лю­бовь, неж­ность, ум, бе­зу­мие, смысл, аб­сурд, вза­имо­по­ни­ма­ние. Они мог­ли бы прос­то встре­чать­ся. И нас­лаж­дать­ся бли­зос­тью. Врать, что ли, не уме­ли? За­чем, во вре­мя хо­лод­ной вой­ны им по­на­до­бил­ся этот брак?

    Но вспять бе­зум­цев не по­во­ро­тить,
    Они уже сог­лас­ны зап­ла­тить
    Лю­бой це­ной, и жиз­нью бы рис­кну­ли,
    Что­бы не дать пор­вать, чтоб сох­ра­нить
    Вол­шеб­ную, не­ви­ди­мую нить,
    Ко­то­рую меж ни­ми на­тя­ну­ли.

   Даль­ше – бы­ло 12 лет ожи­да­ний в при­ем­ной КГБ. От­ка­зы в ви­зах и пра­ве на жи­тель­ство. Зап­ре­ты без­дар­ных чи­нов­ни­ков сни­мать ми­ро­вую звез­ду в со­ци­алис­ти­чес­ких филь­мах из иде­оло­ги­чес­ких со­об­ра­же­ний. Без­де­нежье и раз­го­во­ры с Воз­не­сен­ским и Рож­дес­твен­ским с прось­бой по­мочь всту­пить в Со­юз ли­те­ра­то­ров. Что­бы мож­но бы­ло пе­ча­тать­ся и ле­галь­но выс­ту­пать, не рис­куя по­пасть в тюрь­му за ис­пол­не­ние “не­ли­то­ван­ных” пе­сен. Два ве­ли­ких по­эта – пос­лу­ша­ли, го­ло­ва­ми по­ки­ва­ли и не сде­ла­ли ни­че­го. На­вер­ное, ре­ши­ли, что маль­чик не зас­лу­жил. Ма­ри­не приш­лось воз­вра­щать­ся в Па­риж. Что­бы за­ра­ба­ты­вать на жизнь. А Во­ло­дя ос­та­вал­ся в Мос­кве. Ре­пе­ти­ции, съ­ем­ки, кон­цер­ты, все­на­род­ная лю­бовь, быв­шие же­ны с ма­лень­ки­ми деть­ми и тол­пы де­во­чек, бь­ющих­ся за то, что бы за­пи­сать свое имя хо­тя бы на по­лях ис­то­рии жиз­ни это­го зап­ре­дель­но­го че­ло­ве­ка. Че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го прос­то бы не слу­чи­лось, во вся­ком слу­чае, та­ким, ка­ким мы зна­ем его, ес­ли бы до­ма в скром­ной квар­ти­ре, ко­то­рую они по­лу­чи­ли толь­ко че­рез 7 лет пос­ле свадь­бы, его не жда­ла же­на.

    Ма­ри­на Вла­ди при­нес­ла в его жизнь мас­штаб. В ате­ис­ти­чес­кой стра­не - ве­ру в Бо­га, имя ко­то­ро­го Лю­бовь. И не­че­ло­ве­чес­кую сме­лость от зна­ния, что ник­то ни­ког­да не смо­жет по­ме­шать НАС­ТО­ЯЩЕ­МУ.

    Из этой квар­ти­ры Ма­ри­на во­семь раз во­зи­ла му­жа в ин­сти­тут Скли­фо­сов­ско­го с пол­ной   ос­та­нов­кой сер­дца. И это не то, что­бы она в бе­лых пер­чат­ках за­хо­дит до­мой, а там лю­би­мый за­мер­тво пал. Это итог оп­ре­де­лен­но­го, очень буй­ного пе­ри­ода жиз­ни, в ко­то­ром ей при­хо­ди­лось су­щес­тво­вать. Ду­маю, что уже пос­ле пер­вой кли­ни­чес­кой смер­ти она пе­рес­та­ла спать по но­чам. Про­сы­па­лась и слу­ша­ла в ти­ши­не: ды­шит ли? А еще она во­зи­ла его во Фран­цию. И они за­пи­сы­ва­ли на ее день­ги плас­тин­ки. В Ка­на­ду и США, где Вла­ди­мир Се­ме­но­вич чуть бы­ло не зак­ру­тил ро­ман с Джес­си­кой Ланж. При­ро­да у че­ло­ве­ка та­кая.

    Од­наж­ды, ког­да ее не бы­ло в Мос­кве, он все-та­ки умер. Она по­хо­ро­ни­ла его.

Мно­го лет спус­тя Ма­ри­на Вла­ди про­из­не­сет: “Я до сих пор жи­ву толь­ко по­то­му, что тог­да мне не хва­ти­ло сме­лос­ти по­кон­чить с со­бой”.

    Гос­по­ди! Как мне хо­чет­ся ска­зать этой жен­щи­не. Вы не рас­ста­не­тесь с ним да­же, ес­ли очень поп­ро­си­те! Лю­бовь на­чи­на­ет­ся, но не за­кан­чи­ва­ет­ся ни­ког­да. Эта ис­то­рия слу­чи­лась над об­сто­ятель­ства­ми, стро­ем, ре­жи­мом, куль­ту­рой и язы­ком. Она бы­ла не во вре­ме­ни и вне вре­ме­ни ос­та­нет­ся.

    Их го­ло­сам всег­да сли­вать­ся в такт,
    И ду­шам их да­но бро­дить в цве­тах,
    И веч­нос­тью ды­шать в од­но ды­ханье,
    И встре­тить­ся со вздо­хом на ус­тах
    На хруп­ких пе­реп­ра­вах и мос­тах,
    На уз­ких пе­рек­рес­тках ми­роз­данья…

     - Нет, ма­ма, я бы не смог­ла. У ме­ня не хва­тит ни сил, ни люб­ви, ни тер­пе­ния.
Но, мо­жет быть, в сле­ду­ющей жиз­ни...

Оль­га Тол­стец­кая  http://www.ang-det.ru/love







 


 


 


 

 


 
 

 

 


 

 

Картина дня

наверх