Свежие комментарии

  • grunbik06mailru
    Странно действительно, не налить две порции супа, обычно борщ полной кастрюлей варю. Было несколько раз, приезжали р..."Мы поужинаем, а ...
  • Татьяна Тучак
    Все решается просто: она с дочкой ужинает, а мужу предлагает подождать в гостинной пока она с ребенком поест. Главное..."Мы поужинаем, а ...
  • bobmihal Krylov
    А "подруга" найдет повод.Мне нравится подр...

Попросила родителей оформить завещание, а они обиделись: «Оказывается, дочь помогала нам из-за квартиры, а не из любви»

Попросила родителей оформить завещание, а они обиделись: «Оказывается, дочь помогала нам из-за квартиры, а не из любви»

Попросила родителей оформить завещание, а они обиделись: «Оказывается, дочь помогала нам из-за квартиры, а не из любви»

 

– Подруга моя в гороскопы очень верит! – рассказывает семидесятидвухлетняя Галина Игнатьевна. – В прошлом декабре мне все уши прожужжала – Галя, твой год наступает, год Крысы. Так-то он високосный, непростой для всех, а для тебя должен быть удачным… Встречались тут с ней на днях, я говорю, Люба, ты мне удачу обещала в этом году, что-то я не пойму, где она? Я такого непростого года, как этот, и не помню. Муж инфаркт перенес в конце зимы, еле справились мы, потом зять работу потерял, полгода ищет, я сама два раза в больнице отлежала, в июне и в сентябре…

– Хм. Действительно, непростой год. Не работают гороскопы, выходит?

– Ну, Любу с толку так просто не сбить. Она говорит – а ты посмотри на все с другой стороны! Все вы живы, здоровы в итоге, в больницу успели вовремя, вылечились, на ноги худо-бедно встали. Дочери рядом, внуки, все вокруг вас... Хороший год, грех жаловаться! Я еще подумала, а ведь права Люба, главное – все живы-здоровы, и отношения у меня с обеими дочками нормальные. И только подумала так, представляешь, как теперь и тут проблемы!

 

– Ну вот… А что случилось-то?

– Да старшая дочь, Лиза… Позвонила тут на днях – говорит, зайду к вам, разговор есть. Пришла. Говорит, мама, папа, хочу вас попросить – оформите, пожалуйста, на меня завещание! Я сначала не поняла даже. Говорю, подожди, как это – на тебя, а Настя? Вас две сестры, поделите все пополам, какое там завещание еще. А Лиза так усмехнулась и говорит – ах, Настя! А она много вам помогала в последнее время, ваша Настя? Ты вот, мама, в больнице лежала две недели – сколько раз Настя туда к тебе пришла, покушать принесла? Кто, говорит, с врачом договаривался, передачи возил, платную палату тебе оплатил после операции? Может быть, Настя?

Галина Игнатьевна тяжело вздыхает. У них с мужем две дочери – Лизе сорок семь, Насте тридцать семь. И отношения между сестрами, честно говоря, не очень, может быть, просто потому, что слишком они разные. Старшая – активная, самостоятельная, предприимчивая, работает, сама квартиру купила с нуля. Замуж так и не вышла и детей не родила, потому что, по ее словам, ценит свободу. Зато объездила весь мир, побывала и в Америке, и в Азии, знакомых у нее куча везде, машину водит, любой вопрос может решить с легкостью.

Младшая, Настя, совсем другая. У нее муж, две дочки, старшая школьница, младшей двух лет еще нет. Настя в декрете, при том, что муж ее уже полгода как безработный. Работу, конечно, ищет, и дома не сидит, подрабатывает мелким ремонтом техники в компании у приятеля. Зарабатывает копейки, едва хватает на еду. За квартиру уже не плачено несколько месяцев, за свет тоже висит долг.

 

 

У Лизы такое, если честно, в голове не укладывается, как можно взрослому дееспособному человеку не иметь десятки в месяц, чтобы оплатить свет и ЖКУ? Как можно экономить на еде?

Сестре она ничего не говорит, предпочитает вовсе с ними не общаться – чтоб не попросили в долг. Ссужать их деньгами Лиза не намерена точно, если попросят – откажет наотрез, Настя обидится, и тогда худой мир превратится в добрую ссору. Да и пусть… Мать пытается все время их как-то примирить, свести вместе, но получается это не очень.

– Я Лизе говорю, ну о чем ты вообще, как Настя могла мне палату оплатить, когда у них на еду-то сейчас с трудом хватает? – вздыхает Галина Игнатьевна. – Да и ходить в больницу тоже… У нее ведь маленький ребенок, няни нет, ты знаешь, муж бегает по подработкам. Куда бы она дочку дела? В больницу с ребенком не пускают категорически… А Лиза нам с отцом и заявляет – а вы не замечаете, мол, что у Насти никогда на вас нет ни денег, ни времени, ни возможности помогать? Как что случается, так вы звоните мне. Я все бросаю и лечу на помощь…

Правда в словах Елизаветы, конечно, есть. Весь год она только и делает, что носится с родителями, устраивает их в хорошие больницы, договаривается с врачами, сует купюры нянечкам, организовывает лечение и реабилитацию, оплачивает то одно, то другое…

– Отца в феврале она вообще спасла, я считаю! – рассказывает Галина Игнатьевна. – Мы на даче были, когда ему нехорошо стало… Мы на сердце и не подумали сначала, вообще решили, что съел что-то не то. А Лиза как почувствовала. На машину его и в Москву, в больницу. Как она поняла, что это сердце? Ведь не медик… Пока ехала, с кем-то созвонилась, проконсультировалась, куда и как везти, приехали в больницу, там уже ждали нас. Говорят, ваше счастье, что вовремя успели…

 

Надо сказать, Лиза помогает родителям не только когда что-то случается, но и в обычное время. Заказывает им лекарства и продукты, решает вопросы с починкой бытовой техники, покупает новое взамен пришедшего в негодность, заодно уж и по мелочи – записывает к врачам онлайн, оформляем субсидии, проводит платежи в интернете. Как-то так повелось, что старики обращаются с этим именно к ней. У Насти маленький ребенок на руках, ей неудобно заполнять документы, да и некогда особо, это же понятно.

А Лизе несложно, она в интернете, как рыба в воде – сразу зашла с телефона на госуслуги, заполнила, отправила, все сделала. Ведь в прошлый раз тоже она делала, знает уже, где и как…

А теперь Лиза заявила – раз уход за родителями полностью на ней, так пусть на ней будет и наследство.

– Я ей говорю – ладно, Лиза, мы подумаем с отцом! – рассказывает Галина Игнатьевна. – А она нам заявила – подумайте! Только, говорит, если вы завещание не оформите, помогать вам я буду ровно столько же, сколько и Настя. Сколько вот она вам даст – столько и я. Даст тысячу рублей – значит, и я тысячу. Ничего не даст – значит, и я ничего. Пусть тогда все пополам – и наследство, и уход, это только справедливо…

И Галина Игнатьевна теперь обижена до глубины души.

– Это значит, дочь помогала к нам не из-за любви, а из-за денег, что ли? – чуть не плачет она. – Без квартиры-наследства мы ей и не нужны, получается? Стакана воды не подаст, пока завещания не будет? Не надо нам такой помощи тогда!

Как вам ситуация? Что думаете?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх