Свежие комментарии

  • Лилия
    Если не нужна и отказалась, тогда о чём она тут плачет? Пусть детей своих вырастит и помогает по указке снох. Наве...Мама помогает тол...
  • Людмила Глуховская
    так она и отказалась, такая помощь не нужна. Что не так?Мама помогает тол...
  • Любовь Малова
    Да,подать можно.Но только свои деньги,а не те,которые не заработаны тобой.Или,если сейчас не работает и семью обеспеч...Подкармливает без...

«Думай о своей выгоде: бабка все равно уже ничего не понимает!»

«Думай о своей выгоде: бабка все равно уже ничего не понимает!»

— …Бабке ее восемьдесят два года, вся родня от нее отвернулась уже давно! – рассказывает сорокадвухлетняя Татьяна. – Сын умер, дочь в другом городе с семьей, ей звонили, она еще несколько лет назад так прямым текстом и сказала – отстаньте от меня, я ничего матери не обязана, она мое детство превратила в ад. Осталась одна только внучка от покойного сына, Людмила. Живет с бабкой, ухаживает, моет-кормит и терпит все ее закидоны!..

{loadmoduleid 241}

…С двадцатисемилетней Людмилой Татьяна работает вместе, в одной компании, уже год. Они сидят в кабинете, и Тане порой кажется, что они ровесницы. Повадки у Людмилы отнюдь не молодой свободной девушки, а скорее тетки под пиисят, замордованной бытом.

Да так оно и есть на самом деле – бытовых проблем и забот у Людмилы тьма.

— Я ей говорю, Людочка, да тебе в твоем возрасте нужно гулять, путешествовать, с людьми общаться, с мужчинами знакомиться, устраивать личную жизнь! – рассказывает Татьяна. – Но какое там гулять! Она бабушку должна обслуживать. С работы несется бегом домой, никуда не заходя. Девчонки наши ее жалеют, все в курсе ситуации. Зовут иногда погулять в пятницу, в кино сходить – нет! Ей надо к бабушке, бабушка там одна, ей надо дать лекарство, на улицу вывести…

— Сама не ходит уже бабушка?

— По квартире скачет только так! А на улицу самостоятельно выходить отказалась еще зимой. В хорошую погоду Людмила возит ее в коляске в парк, о как!..

Бабушка не дает внучке покоя даже на работе.

{loadmoduleid 247}

{loadmoduleid 242}

— Звонит постоянно, чуть ли не каждый час! – вздыхает Татьяна. – Я все разговоры слышу, конечно, рядом же сидим… Дергает ее по каждой ерунде! То газету потеряла с программой телепередач, звонила с истерикой – «ты ее выбросила!». Люда уже сама чуть не плачет – бабушка, не брала я газету, даже не видела. Ну смешно, двадцатисемилетняя девчонка бабкину газету с программой утащит и читать будет…

— А с головой у бабушки все в порядке?

— Вот не факт! Скорее даже точно не в порядке. Официального диагноза нет, и по поводу обращения к психиатру бабка ничего и слышать не хочет – нет, и все! Она здорова, это вы все идиоты… Люда говорит, что бабушка всегда была с характером, так что там сложно определить, то ли это маразм уже, то ли просто вредность и эгоизм.

— Ну, учитывая возраст, вполне возможно, что уже и деменция…

— Да, судя по тому, что я слышу, наверно. То звонит – ты где ходишь, я пульт от телевизора потеряла! Люда ей – бабушка, я на работе вообще-то, поищи сама. С бабкой истерика… То лекарства ей нужны срочно! Люда ей – хорошо, бабушка, диктуй, какие лекарства, я после работы заеду в аптеку. А та – нет, диктовать ничего не буду, придешь домой, возьмешь список и поедешь! Ну что, внучка отпрашивается на полчаса, срочно же надо, летит домой на такси, там ей бабка выдает список: эластичный бинт, детский крем и аптечная ромашка…

Людмила живет в двухкомнатной квартире вместе с бабушкой уже четыре года, так получилось, что другого жилья у нее нет. Мать ее в свое время осталась вдовой с дочкой на руках, вышла замуж второй раз, живет в квартире отчима, отношения с которым у Людмилы никакие. С бывшей свекровью мать Люды отношения не поддерживает. Бабушка нашла Людмилу лет пять назад, позвонила, пригласила в гости. Стали общаться. В итоге получилось так, что Люда переехала к бабушке из съемной комнаты и стала помогать ей по хозяйству.

{loadmoduleid 243}

— Поначалу нормально все было у них вроде как! – рассказывает Татьяна. – Бабка на нее даже завещание на квартиру оформила. Сходили к нотариусу, все честь по чести… Проблема только в том, что это уже далеко не первое завещание, бабка раз в два-три года делает новое, на нового человека! Со старым наследником ругается вдрызг. Уже и на племянницу оформляла, и на внука от дочери, и на соседку даже! Потом демонстративно завещание рвет и составляет новое. Мол, ты плохая, или там плохой, за мной теперь будет ухаживать новый человек, хороший, ему я квартиру отпишу, а тебе – шиш!

— Понятно…

— Ну вот, а теперь Людмила у нее стала плохой. Не так стоит, не так смотрит, не так дышит… Да вот только кроме Людмилы, никого вокруг уже не осталось…

Но бабуля уже окончательно потеряла связь с реальностью, и, по словам Татьяны, абсолютно не отдает себе отчета в том, что, кроме внучки, надеяться ей больше не на кого.

— Захожу тут в кабинет, смотрю, Люда сидит с телефонной трубкой возле уха, опять разговаривает с бабкой, расстроенная какая-то, — рассказывает Татьяна. – Бабушка, говорит, не кричи так, у меня через неделю зарплата, я деньги получу и приглашу к тебе нотариуса, это недешевое удовольствие вообще-то, сейчас у меня денег нет… Закончила она разговор, трубку положила, я говорю, что такое опять? А она – да бабушка, мол, решила квартиру свою отписать детскому дому. Завещание, в смысле, оформить такое… А поскольку она уже не ходит ногами, требует пригласить ей нотариуса на дом. За Людмилины деньги, разумеется, свою-то пенсию она не тратит, копит на счетах. Хорошо устроилась старая карга!

Татьяна просто в шоке, как ей жаль коллегу. Девчонка четыре года из жизни просто выкинула, сидит, прикованная к маразматичной бабке. А теперь, когда престарелая родственница соберется отойти в мир иной, обязана будет освободить помещение?

{loadmoduleid 244}

{loadmoduleid 245}

— Я ей говорю, ну и что ты делать теперь будешь? А что делать, говорит, звать нотариуса, бабушкино желание – закон. А потом, мол, будем жить, как жили. Бабушку же я не брошу, она не справится одна… В общем, блаженная, мать Тереза, иначе не скажешь! Я спрашиваю, а когда бабушки не станет, куда пойдешь? Да что, отвечает, пойду снимать, как и раньше делала. Не пропаду, я же, мол, не бабушка еще…

Татьяна считает, что надо бороться за квартиру, нельзя быть такой всепрощающей. Четыре года плясать под дудку сумасшедшей старухи, потом просто так уйти в никуда? Ну уж нет!

— Хлопни дверью да уйди на недельку из дома, посмотрим, что она тогда запоет! – советует Татьяна коллеге. — А под видом нотариуса пригласи ей подругу какую-нибудь. Пусть составит «завещание» хоть на слона в зоопарке! Естественно, никакой силы оно иметь не будет, да и не надо. Бабку твою сильнодействующими препаратами уже лечить надо, чтоб не выкаблучивалась, а лежала на кровати и смотрела в потолок. А не нотариусов ей вызывать и плясать под дудку…

Но Людмила и слышать о таком не хочет – это нечестно, непорядочно, более того, незаконно! Квартира бабушкина, она имеет право сделать с ней все, что пожелает.

А Людмила ведь не ради квартиры и денег ухаживает за пожилой родственницей…

А может, Татьяна советует правильно? Что думаете?

{loadmoduleid 263}

{loadmoduleid 246}

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх