Последние комментарии

  • Вера
    Ничего подобного. Есть право собственности, которое позволяет дочери жить в квартире и вселить своего ребенка, потому...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Андрей
    что вы к отчиму прицепились? что значит примак? он что в дом не приносил деньги, продукты? А отчим с мамой платили за...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Елена Белоусова (Фарносова)
    Браво!!!Муж сообщил новость, что у меня 2 года до развода

Ольга Кашубина: «Наша медицина не так плоха, как принято думать»

 

Заслуженно ли ругают российскую систему здравоохранения? Почему люди запускают серьезные болезни? Стоит ли гуглить болезни в интернете? Что мешает нам стать равноправным партнером своего врача? Ольга Кашубина, автор книги «Как болел бы врач» и популяризатор науки с красным дипломом медицинского вуза, рассказывает, какие ошибки совершают пациенты и как научиться доброжелательно отстаивать свои права в поликлиниках.

Ольга Кашубина

Начнем с главного: отечественная система здравоохранения — хорошая или плохая?

У нас принято очень сильно ругать систему здравоохранения, при этом европейцы нам завидуют. Мало в какой стране, особенно в тех, которые считают передовыми в этой области, можно запросто попасть на прием к врачу в короткие сроки или с насморком вызвать скорую на дом. Далеко не каждому гражданину «передовой» с точки зрения медицинских услуг страны гарантировано то, что получаем мы. В США, например, надо иметь очень хорошую работу с высокой зарплатой и обязательной страховкой. Скажу больше: многие выбирают нелюбимую работу ради обладания страховкой. У нас это такая услуга и гарантия, которая есть абсолютно у каждого, но мы все равно жалуемся.

Я понимаю, почему мы жалуемся, но все-таки наша медицина не так плоха, как принято считать. Честно говоря, мне кажется, что основная ее проблема — это именно доступность каждому. Государство декларирует, что врач придет домой к любому из нас буквально по любому поводу, скорая приедет даже на незначительное повышение температуры. В результате люди, действительно нуждающиеся в помощи, неделями не могут записаться к узкому специалисту. Так появляются очереди. Это, конечно же, не проблема пациентов. Пациенты не обязаны об этом думать. Проблема с перегибами в организации здравоохранения и с тем, что нам не объясняют, как эта система устроена.

При этом люди часто пишут о случаях, когда они запустили серьезную болезнь, их не направили вовремя на нужное лечение. Почему так происходит?

Сейчас появился тренд на онконастороженность. Врачи первичного звена учат очень внимательно относиться к жалобам или симптомам, которые могут говорить о раке, чтобы не было таких чудовищных случаев, когда пациент попадает в больницу уже с четвертой стадией рака. Но вместе с тем здесь надо признать и определенную ответственность пациентов. У нас нет культуры профилактического посещения врача. Больницы всегда ассоциируются с какой-то болью, неприятными эмоциями, и человек решает: лучше я до последнего буду сидеть дома. До последнего он будет читать в интернете и лечиться лекарствами, которые сам себе назначил и купил в аптеке, чем пойдет «сдаваться» врачам. Да, у нас есть такой термин «сдаваться», словно мы делаем врачу одолжение. Хотя, возможно, пациент сам терял драгоценное время.

Разумеется, есть какие-то ужасные истории, когда врач оказывается не очень внимательным и пропускает что-то серьезное. Но, мне кажется, в большинстве случаев, люди просто не доходят до врача на той стадии, когда можно было бы помочь избежать серьезных последствий.

Когда люди много читают о своих симптомах, они часто в итоге приходят на прием с готовым диагнозом. «Здравствуйте, доктор, у меня панкреатит».

Да, такая проблема правда существует, но я не отношу себя к тем людям с медицинским образованием, которые резко против обращения к «доктору гуглу». Пусть пациенты пользуются интернетом, повышают осведомленность в медицинских вопросах. При этом я уважаю позицию некоторых пациентов, которые говорят: «Я ничего не буду читать, я не врач, я запутаюсь». Если человек понимает какие-то свои ограничения — это хорошо, но вместе с тем, мне кажется, в наличии информации в интернете есть и плюсы. Жаль, что пока у нас не сформировалось к ней здравого критического отношения.

Мы пока еще склонны поглощать любую информацию — как дети, которые дорвались до сладкого и сметают его, не замечая проблем и опасностей. На самом деле, они, конечно, есть. К выбору информации в интернете надо быть столь же критически настроенным, как и к покупке лекарств, к выбору врача, к другим важным событиям и действиям в своей жизни. И дело даже не в том, насколько такая информация искаженная, а в том, что она может очень сильно напугать, довести до паники тогда, когда бояться нечего. Это оружие, которое часто пускается в ход не по назначению.

Мы хорошо знаем, каким должен быть врач по отношению к нам, а существуют ли правила этики для пациентов?

Таких правил быть не должно, потому что главное дело пациента — просто дойти до врача. Но в условиях неидеальной системы здравоохранения соблюдение определенных этических норм повышает для пациента шансы на успешное лечение. Эти нормы нельзя назвать «правилами», пациент никому ничего не обязан. Я бы сказала, что это лайфхаки, которые помогут добиться от врача большего внимания, а также сэкономить и его, и свое время в условиях поликлиники. Поэтому я рекомендую пациентам приходить к врачам не жертвой, которая с несчастным видом идет на заклание, а собранными, энергичными. Не думайте, что от вас ничего не зависит, даже в болезни нужно быть активным человеком, который точно знает, на что он будет жаловаться. С собой стоит принести все документы, которые имеют отношение к вашему конкретному случаю.

Нет ничего плохого в том, чтобы взять с собой блокнот или диктофон, предупредив врача и объяснив, что вы не хотите забыть ничего из того, что он скажет. Также нет ничего плохого в том, чтобы спросить у врача, есть ли возможность с ним как-то связаться в срочной ситуации, — возможно, в лечении понадобится какое-то маленькое уточнение, ради которого пациенту придется записаться заново. Это право врача — не давать свой личный телефон. Но вы можете попросить у него электронную почту. Главное — не терять времени, не быть пассивным.

Врачи иногда негативно относятся к попыткам вытянуть подробности. «Зачем вам что-то знать? Пейте то, что я назначил».

Это называется патерналистская модель общения, «сверху вниз», когда пациент в глазах врача выглядит подопечным, а сам врач — руководитель процесса лечения, который всем рулит и не обязан со своим подчиненным каким-то образом советоваться. Это устаревшая модель, от нее отказываются во всех прогрессивных странах. Она, может быть, работает, когда врач имеет дело с ребенком, с очень растерянными родителями или с пожилыми людьми, которые сами хотят, чтобы их направляли и все им диктовали. Если пациенту так комфортно, это не критерий плохого врача. Проблема в том, что пациенты часто не объясняют, нравится им это или нет. Они либо сразу делают вывод о враче, либо через какое-то время обнаруживают, что на их вопросы не отвечают и с ними не советуются.

Тут, конечно, важно правильно себя поставить. Я не имею в виду грубость и переход на личности. Если вам некомфортен используемый врачом формат общения, скажите: «Доктор, подождите, но я взрослый человек, у меня плотный график, мне очень важно понимать, зачем мне пить эти таблетки три раза в день, может быть, есть другая форма лечения». Или: «Зачем мне ложиться в больницу, объясните, возможно, я смогу это организовать в формате дневного стационара или приглашу к себе медсестру».

Нужно понимать, что врач может мыслить какими-то врачебными стереотипами и иногда полезно такой стереотип сломать. Это может быть вопрос, который пациенты обычно стесняются задавать. Например, когда им дают лечебные рекомендации, они просто принимают как факт то, что врач сказал пить таблетки три раза в день или пить таблетки после завтрака. Но тот, кто не завтракает, может начать пить таблетки вечером, после еды, а пить надо именно с утра, это крайне важно. В такой ситуации полезно «включить дурачка» и задавать самые простые вопросы, которые, возможно, поставят врача в тупик, но одновременно заставят задуматься, действительно ли то, что он всем назначает, так необходимо.

При этом я советую исходить из целей. Если вам нужна формальная справка, может, и не стоит «перевоспитывать» врача, но если у вас долгосрочное сотрудничество, стоит попробовать выстроить партнерскую модель отношений, советоваться. Врач тоже заинтересован в том, чтобы лечить больного хорошо, но не всегда понимает, насколько важно открыто общаться. Ведь пациент может в какой-то момент замкнуться и не рассказывать о чем-то важном, а в итоге толку от такого лечения не будет.

Есть ли медицинские ситуации, в которых бесполезно тратить время на систему ОМС и стоит сразу обращаться в платную клинику?

Если человек юридически подкован и готов добиваться исполнения своих прав, то он должен знать, что есть медицинские услуги, которые однозначно лучше оказываются в рамках государственной программы и вообще в рамках государственного здравоохранения. Речь идет о высокотехнологичной помощи. Далеко не каждая частная клиника занимается, например, лечением рака. А у врачей в государственных онкостационарах есть очень большой опыт, большой поток больных и большие возможности.

С любой серьезной болезнью надо идти туда, где это на потоке. Вместе с тем мы, конечно, слабы морально. Путь борьбы с системой — тяжелый: нужно писать постоянные жалобы, требовать соблюдения всех сроков, выдачи назначений, пересдавать многократно анализы в неудобное для нас время, в неудобной для нас обстановке. Государственная система действительно может медленно работать.

Надо поймать волну, и если все в каком-то месте буксует, а вы теряете драгоценные дни, надо попытаться сочетать государственные гарантии с оперативностью и комфортом частной медицины. Я против радикальных решений в ту или в другую сторону, меня смущают люди, которые говорят: «Я сразу же поеду лечиться за рубеж, лучше продам квартиру, чем попробую сходить в отечественную больницу». Разница не всегда настолько значительна, как принято думать.

Врачи в государственных клиниках при этом опасаются рекомендовать платные обследования, даже если желательно ускорить процесс. Существует запрет на такие советы?

Это скорее боль нарастающего конфликта между пациентами и врачами. Связана она вот с чем: действительно, врач, работающий в системе ОМС, обязан бесплатно предоставлять разнообразные услуги, то есть лечить в стационаре теми лекарствами, оперировать с помощью тех расходников, которые выделяет государство. И в судьбе многих врачей был такой эпизод, когда они абсолютно по доброте душевной и руководствуясь самыми лучшими побуждениями советовали пациенту купить какой-то препарат подороже, но получше, из тех, что не поставляет государство. Или купить условную сетку для лечения грыжи, которая закрывает дефект брюшной стенки, хорошую, импортную. В итоге пациент все это покупал, потом прикладывал чеки и шел жаловаться, что его заставляют платить деньги, а врач получал дисциплинарное взыскание. Такие случаи, к сожалению, бывают. Не все пациенты понимают, что врачу не платят за то, чтобы он посоветовал вам что-то купить, он заботится о том, чтобы вы вылечились, а в итоге остается виноватым. Один такой случай в карьере врача — и он перестает что-то советовать даже шепотом. Поэтому, если вы не настроены лечиться строго по ОМС, попробуйте «разговорить» врача, объясните, что вы не пойдете жаловаться, если вам подскажут более эффективное платное лекарство. К сожалению, сама система заставляет нас быть врагами, хотя мы должны сотрудничать.

Как быть, если ты пострадал по вине врача? Обращаться к медицинскому юристу?

Чудовищная проблема медицинской юриспруденции состоит в том, что у нас не существует никакого четкого определения врачебной ошибки. Очень сложно понять, где ущерб здоровью возник из-за халатности и равнодушия, а где — из-за непрофессионализма, когда врач, например, просто не знал, как помочь. Это классифицируется как добросовестное заблуждение. Здесь действительно очень тонкая грань, и иногда крайне непросто отделить ситуацию злонамеренности от ситуации, когда пациент пострадал бы или умер в любом случае, что бы ни предпринял врач.

Кроме того, у нас в стране все очень плохо с медицинскими юристами, а те, кто есть, обычно работают в коммерческих клиниках на стороне врачей. Есть всего несколько организаций на всю страну, которые занимаются помощью пациентам. Президент одной из них, Лиги защитников пациентов, Александр Саверский как-то сказал мне, что ни один юрист не будет заинтересован в вашем лечении больше, чем вы. И информации, которую вы будете искать для подготовки беседы с юристом, вполне хватит, чтобы самому отстаивать свои права.

Так что я бы не рекомендовала обзаводиться юристом заранее. Лучше почитать федеральный закон «О защите прав пациентов». Он очень длинный, но по себе скажу — читать его очень увлекательно, потому что узнаешь много нового о своих законных правах пациента. Этот закон точно читали все главные врачи, и, сославшись на него, вы почти наверняка решите свой вопрос.

Кроме того, я бы посоветовала выучить номер своей страховой компании. Страховые следят за тем, чтобы клиники выполняли свои обязательства. Если вы почитаете еще закон «О защите прав потребителей», вы поймете, что положение врачей в системе здравоохранения еще более шатко, чем положение пациентов. Знание законов пресечет очень многие конфликты.

Чего нам не хватает, чтобы общаться с врачом как с соратником в лечении болезней?

Я написала целую книгу об этом. Мне кажется, что нам не хватает человечности. С одной стороны, мы пытаемся войти в положение друг друга, с другой стороны, все происходит как на почте, когда мы ругаемся с сотрудником из-за огромной очереди, образовавшейся не по его вине. Мы все время пытаемся переходить на личности и обвинять друг друга, а надо понимать, как устроена система. Если ты понимаешь, как она устроена и где есть кнопки, на которые можно давить, становится проще.

Я всегда отношусь ко врачу с большим состраданием. Я не хочу умножать его печаль, потому что я представляю, насколько сложна эта профессия. Говорите врачу теплые слова, цените его труд. Хорошие отношения с врачом — дорогого стоят, и это то, что не купишь ни за какие деньги. Вы можете купить время врача, но не его уважение.

Анна Уткина

На обложке: Ольга Кашубина, фото из личного архива

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх