Свежие комментарии

  • Natali Климова
    Что за бред ? Если эти люди из квартиры вышвырнули с ребёнком как им доверять можно, что они задумали ? С чего вдруг ...Богатая бывшая св...
  • Галина Войсковая
    Так или иначе, но хорошая акушерка в родах намного важнее одноразовых пелёнок .Виновата, что неу...
  • Галина Нагорская (нагорская)
    хитрила мамаМать попросила до...

«А что я буду иметь с нашего общения?» – усмехнулась внучка

– Говорю, Ирочка, ты меня помнишь? Я баба Катя! – рассказывает семидесятилетняя Екатерина Николаевна. – Мы с тобой в кино ходили, на мультики, помнишь? Мороженое ели, пели, рисовали… Помнишь, ты все просила – баба, нарисуй лошадку! А теперь тебя не узнать. Приходи, говорю, ко мне в гости, ты же помнишь, где я живу? Будем общаться, мы же родня! А она мне и заявляет – а что я буду иметь с нашего общения? Я чуть не упала. Куда вообще мир катится? Родной бабушке такое заявить!

«А что я буду иметь с нашего общения?» – усмехнулась внучка

Внучке Екатерины Николаевны, Ирине, двадцать семь, она – дочь ее сына, которого, к сожалению, уже нет в живых. И встретились-то бабушка с внучкой после большого перерыва длиною в целую жизнь по невеселому поводу – на похоронах сына и отца. Мужчина благополучным не был, особенно в последние годы. За жизнь ничего не накопил, наоборот, все, что было, размотал. Перед уходом сильно болел, лежал в квартире у матери, она ухаживала за ним сама. 

Родственников у Екатерины Николаевны после кончины сына Максима не осталось. Ну, почти.

Когда-то давно Максим был женат, и даже ребенок у них с женой родился – дочка Ирочка.

– Максим, конечно, у меня пай-мальчиком с самого начала не был, и в браке куролесил, как хотел! – делится Екатерина Николаевна.

– Пил, гулял, жену ни во что не ставил. Ну, я все делала для того, чтобы Наташа от него не ушла, все-таки мне казалось, она и ребенок его как-то держат на плаву. В квартиру свою наследную их пустила, с ребенком помогала, подарки дарила хорошие невестке. Внучку одевала от и до на свои всегда. Деньги Наталье совала– мол, купишь что-нибудь Иришке от меня. В общем, старалась, мехом наружу выворачивалась...

Екатерина Николаевна много общалась с внучкой и очень привязалась к ребенку.

Тем не менее, когда внучке исполнилось пять лет, невестка все равно развелась с Максимом. Собрала кое-какие вещички, ребенка и уехала к своим родителям в Подмосковье.

– Я пыталась наладить связь: звонила, приезжала даже несколько раз! – рассказывает Екатерина Николаевна. – Пару раз удалось увидеться с Ирочкой. А потом вместо ребенка, на третий, что ли, раз, из их квартиры вышел сват и сказал – хватит, мол, сюда мотаться, нечего! Денег на ребенка не даешь, а поболтать –горазда. Либо плати алименты, либо пошла отсюда вон, пока с лестницы не спустили!

Такой грубости от свата Екатерина Николаевна не ожидала. Денег она действительно после развода Натальи с Максимом давать перестала – а с какой, собственно, стати? Максим алименты тоже не платил, поскольку работал по паре месяцев в разных местах, а в основном сидел на шее матери. Сваты тогда были довольно молодые, работающие люди, вполне способные прокормить дочь с внучкой. Да и Наталья вышла на работу. Так что ребенок и без помощи Екатерины Николаевны не голодал, а жил вполне себе в достатке…

Да, Екатерина Николаевна – человек небедный. Кроме однушки, которую успешно промотал и пропил Максим, у нее две квартиры в престижных районах столицы – двушка и трехкомнатная, а также загородный дом. Недвижимость досталась Екатерине Николаевне в разные времена при разных обстоятельствах в наследство. В последние годы в трешке они жили с сыном, там же была комната сиделки, а двушку и дом женщина сдает за весьма приличные деньги.

Квартиры Екатерины Николаевны, видимо, и не давали покою сватам. Они так всю жизнь и прожили с дочерью и внучкой в трешке, лишней недвижимости не заимели. Хотя вполне бы могли, трое-то работающих взрослых в свое время, имея желание, что-нибудь купили бы. 

…После того скандала с отцом Наталья перестала отвечать на звонки Екатерины Николаевны. Та попыталась встретиться с внучкой, узнала, в какую школу девочка пошла, попыталась наладить контакт с учительницей. Та сотрудничать с бабушкой своей ученицы отказалась наотрез, более того, пригрозила в следующий раз вызвать полицию: у ребенка есть мать, и никаких бабушек виться вокруг школы не должно.

– Вот только проблем с полицией мне еще не хватало для полного счастья, правда? – возмущается Екатерина Николаевна. – Конечно, я отступилась и махнула рукой. Не хотят – их право! С Ирой больше увидеться не пыталась…

Прошло два десятка лет, и Екатерина Николаевна увидела внучку на похоронах Максима. У Ирины все хорошо, она получила образование, работает, есть молодой человек. Живет, правда, с матерью и дедом все в той же квартире, куда в свое время ушла Наталья после развода…

Причем, на бабушку Ирина обижена.

– С глаз долой, из сердца вон! – говорит она. – Разве так можно? Сначала я прямо любимая внучка была, а после развода – как отрезало. Стала не нужна, как так?

То, что бабушка пыталась увидеться, ей просто не давали, Ира не считает аргументом. Хотела бы – нашла возможность, общалась. Значит не хотела! В детстве внучка, получается, была не нужна, а сейчас понадобилась. Зачем? Горшки носить, ведь скоро придет такой момент? Ну, пусть перепишет тогда на Ирину хоть несколько метров недвижимости. Она в трешке одна, сейчас ей трехкомнатная квартира не нужна, можно разменять ее на две однушки, в одной жить самой, вторую отписать внучке.

Вот тогда это будет честно. Ждешь общения и любви от взрослой уже внучки? Хочешь не одинокой старости? Ну так сделай в отношения элементарный вклад. После этого и разговаривать можно будет…

А может, Ирина не так уж неправа? Что думаете?

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх