Свежие комментарии

  • Виктор Белогорцев
    а причем здесь ресторанные расценки? в каком учебном заведении твоя жена постигала искусство кулинарии? или после мам...Как жить с мужчин...
  • Виктор Белогорцев
    в браке на себя не оформишь. это будет ничтожная сделка самая верная жена предаст быстрее чем подлая мать«У тебя уже есть ...
  • Виктор Белогорцев
    интересно, сколько она добавила, сидя дома?«У тебя уже есть ...

«Хотела бы ребенка, давно бы родила!» – заявила тридцатисемилетней дочери мать

«Хотела бы ребенка, давно бы родила!» – заявила тридцатисемилетней дочери мать

«Хотела бы ребенка, давно бы родила!» – заявила тридцатисемилетней дочери мать

 

– …А я дочери говорю: если бы ты хотела ребенка по-настоящему, он у тебя бы уже был! – говорит шестидесятилетняя Валентина Васильевна. – И мужчины твои тут вовсе ни при чем. Тебе тридцать семь лет! Раз к этому возрасту не родила, значит, сама не хотела. И никто тебе не виноват!

…Ирине, дочери Валентины Васильевны, действительно тридцать семь, и ребенка она, по ее словам, хочет с того самого момента, как начала себя помнить. Сначала в виде младшей сестры. Как она только не уговаривала маму с папой родить ей сестренку! Родители посмеивались, переглядывались, но на уговоры не поддавалась. Сестры рождались у мам подружек. Далеко не все девочки были этому рады. Ирочка же искренне не понимала – почему? Сама она катала кукол в коляске и воображала себя многодетной мамой, как соседка тетя Оля.

 

– Сколько же у тебя будет детей? – посмеивалась та.

– Пять! – смело заявляла пятилетняя Ирочка.

– О, да ты и меня перепрыгнешь! – смеялась соседка, у которой было четверо.

Конечно, взрослые не воспринимали эти разговоры всерьез, но Ирина их хорошо помнит. Сестренку ей родители так и не родили, в ее двенадцать лет развелись, и девочка осталась с мамой.

Выросла, выучилась, на последнем курсе института вышла замуж за хорошего парня.

Про планирование детей они с будущим мужем до свадьбы не разговаривали. Ирина была искренне уверена, что именно для того, чтобы обзавестись ребенком, они и поженились, иначе для чего еще? Спать вместе вполне можно было и просто так.

Но муж считал иначе.

– Сначала надо поработать, встать на ноги, посмотреть мир, пожить для себя! – сказал он.

Ну, какая-то логика в его словах была. Подготовиться, квартиру отремонтировать, мебель купить, свить гнездо, съездить отдохнуть хорошенько, пройти обследование. А там и планировать можно.

Но муж все тянул. Сначала до двадцати пяти лет, потом до лета, потом до окончания проекта, до Нового года, до весны. Причем, о том, что он не хочет детей, и они не будут рожать, муж не говорил. Напротив, утверждал, что ребенок у них обязательно будет, но только не прямо сейчас.

– А когда? – не отставала Ирина.

– Не дави на меня! – просил муж. – Я должен сам созреть для отцовства…

 

В двадцать девять с половиной лет Ира собрала чемодан и вернулась от мужа к матери, ибо поняла, что зреть муж будет еще долго.

Какое-то время ушло на оформление развода и на поиски другого мужчины. Константина Ирина нашла на сайте знакомств, просеяв там просто горы шлака и неадеквата. Несмотря на то, что в ее анкете было указано конкретно – мужчина нужен для создания семьи и рождения детей, писали разные люди, с абсолютно разными целями. Костя, казалось, подошел идеально. Добрый, заботливый, внимательный, уверенный в себе, работающий и довольно успешный, он тоже искал женщину для серьезных отношений, говорил о ребенке.

Замуж Ирина в этот раз не спешила, хотя Константин настойчиво приглашал. Суеверно решила: как только увидят полосатый тест, тут же подадут заявление. Через полгода после знакомства стали жить вместе, не предохранялись, но повода пойти в ЗАГС так и не было – месяц, другой, третий, полгода, год.

Ирина потащила гражданского мужа на обследования – к слову сказать, это тоже потребовало определенного времени, уговоров и усилий. Вердикт врачей был неутешителен: Константин бесплоден, у Ирины же все замечательно.

Мужчине выписали курс лечения, которое он довольно-таки вяло прошел, под постоянные напоминания и увещевания жены, но через полгода ситуация почти не улучшилась. Врачи предложили рассмотреть вариант донора, но Константин это решительно отверг.

– А что ты предлагаешь? – спросила мужа Ирина.

– Ждать! – уверенно ответил тот. – Может быть, позже получится само. Или медицина шагнет так далеко, что сможет решить мои проблемы…

В итоге в тридцать четыре года Ирина снова собрала чемодан. А через год встретила Георгия. Умный, ироничный, крепко стоящий на ногах мужчина с шестнадцатилетней на момент их знакомства дочерью от первого брака. Правда, брак тот продлился совсем недолго: женились они только из-за того, что девушка забеременела.

 

Через год после рождения дочери молодая мать ушла в туман – ребенок был ей не нужен. Девочку растили бабушки – сначала мамина мама, а потом мать Георгия. С ней девушка и живет до последнего времени.

– Соломенный вдовец с ребенком – зачем тебе такое счастье? – вздыхала Валентина Васильевна.

– Мам, да там уже не ребенок! – отмахивалась Ирина. – Взрослая девушка, почти студентка… А Георгий хочет семью, детей. Сейчас таких мужчин немного!

…Полгода назад они поженились, планировать ребенка договорились с нового года, и тут новый удар.

– Яна беременна! – заявил Ирине супруг в конце декабря. – Будет рожать. Ты знаешь, придется, наверно, отложить наши планы, двух младенцев я не потяну физически!

Яна – это та самая дочь Георгия от первого брака, живущая с его мамой на его деньги. Своих доходов у Яны нет, и нескоро будут, поступление в вуз, которое должно было состояться в этом году, теперь накрылось медным тазом – в свои восемнадцать Яна будет рожать. Другого выхода уже не остается, все сроки пропущены, бабушка пьет валидол, биопапе, такому же школьнику, как Яна, ребенок не нужен.

Ирина в депрессии, сил ни на что нет, приехала к маме зализывать раны, но мама отказывается видеть трагедию в ее положении. Мол, хватит придуриваться и изображать мировую скорбь! Если бы хотела ребенка, родила бы уже давно. А нет – значит, и не сильно надо тебе было. И нечего сейчас страдать. Муж не хотел – могла и без него родить, кому это принципиально, так и сделали.

А может, Валентина Васильевна в чем-то права – если бы Ирине действительно нужен был ребенок, давно бы уже родила? Хоть от первого мужа, хоть от третьего, хоть от соседа или донора. А раз не родила, значит, не нужно было, и страдать теперь нечего? Сидеть рядом с мужем, его внуков ждать?

Или все же Ирину можно пожалеть за то, что вот так у нее сложилась жизнь, не получилось сделать главного, очень для нее важного?

Что думаете?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх