Свежие комментарии

  • Виктория Иванова
    Вот пока не проведешь сравнительный анализ, не поймешь ведь, что все хорошо. ВЕЧЕРНИЙ РАССКАЗ...
  • novik_63 novik_63
    Подозревал расклад. Но только в оффтопе убедился в справедливости подозрений. Расклад с улыбкой.Сожительствую с т...
  • Мария М
    Просто превосходно! Действительно, надо периодически из себя доставать принцессу Тусю! ВЕЧЕРНИЙ РАССКАЗ...

Поставила свекрови ультиматум: «Уходите из нашей с мужем квартиры, иначе уйду я!»

 

Поставила свекрови ультиматум: «Уходите из нашей с мужем квартиры, иначе уйду я!»

Поставила свекрови ультиматум: «Уходите из нашей с мужем квартиры, иначе уйду я!»

 

– Свекровь со свекром поссорилась больше месяца назад! – рассказывает тридцатилетняя Аглая. – Ну, зная свекра, это неудивительно, если честно. Хотя она ведь тридцать пять лет с ним прожила, несмотря на все его выкрутасы. Ее все устраивало! А тут вдруг взвилась на ровном месте, разругалась с ним в пух и прах и приехала к нам, чуть ли не в тапочках… Живет у нас все это время! И это уже не смешно!

 

 Квартира, в которой уже пять лет после свадьбы живут Аглая с мужем Глебом, небольшая – евродвушка. По сути однокомная, с большой кухней, объединенной с гостиной, где сейчас царит свекровь. Конечно, это жутко неудобно. Свекровь смотрит телевизор с утра до вечера, с семи утра гремит кастрюлями, ходит, шаркая ногами по полу, пристает с разговорами. Глебу проще – это его мать. А Аглая чувствует себя не в своей тарелке.

Проблема еще и в том, что Аглая с мужем ждут первенца. Сейчас пока молодая мать работает, но через пару недель выйдет в декрет, а это значит, что ей придется сутками сидеть со свекровью нос к носу.

– Набралась наглости, спросила ее о планах, мол, Юлия Геннадьевна, что дальше-то, вы когда домой возвращаться собираетесь?

А она мне и заявляет – нет, говорит, домой не вернусь, алкаша этого видеть больше не желаю! Подала на развод, и жить собирается у нас. С ребеночком, говорит, буду вам помогать. Каково?

– Подожди, а квартира-то это чья? Твоего мужа?

Квартиру эту давным-давно Глебу купили мать с отцом, причем, сразу во всеуслышанье было заявлено всем знакомым и родственникам – это для сына. Ключи преподнесли в подарок сыну на двадцать один год. С этого времени, собственно, Глеб и живет отдельно от родителей, обставил и отремонтировал жилье по своему вкусу. Пять лет назад привел сюда молодую жену, за это время они еще тут многое усовершенствовали. Купили хорошую бытовую технику, стиралку с сушкой, новый холодильник, отремонтировали ванную, приготовили все к рождению малыша.

Аглая никогда не вдавалась в подробности, и узнала только недавно, что их евродвушка так и осталась оформленной на свекровь. Немного удивилась, но для расстройства повода не увидела.

А теперь вот такой поворот: свекровь собралась разводиться!

– Всю молодость она терпела выкрутасы свекра: и гулянки, и измены, и скандалы! – возмущается Аглая. – Тогда от мужа не ушла. Наоборот, Глеб говорит, держалась за семью зубами! Мыла, готовила, создавала уют и впечатление идеальной семьи у знакомых: «Что люди скажут!». Скрывала все скандалы, на людях улыбалась. А в шестьдесят пять лет собралась разводиться из-за мелочи какой-то… Свекор пришел откуда-то не в духе, обозвал ее овцой – ну это в порядке вещей было всегда!.. Она ему борщ наливала в это время. И что ты думаешь, запустила тарелку в стену и ушла из дома буквально в чем стояла. Приехала к нам. Терпение мое кончилось, говорит…

 

Развод, конечно, повлечет за собой раздел имущества, но свекровь машет рукой – мне от этой сволочи, мол, ничего не надо! В собственности у супругов две квартиры и дача. Вот эта, в которой живет Глеб, и другая двушка, подороже, в старом обжитом районе – там Глеб родился и вырос.

Дача тоже не особо дорогая, так, одно название. Щитовой домик без удобств да грядки с кабачками, вода в ведре, удобства на улице, добираться туда надо на оленях. Лет пять назад свекровь пыталась продать ее, но покупателя даже за смешные копейки не нашлось. Тогда она вплотную занялась дачей сама и как-то втянулась. С удовольствием туда ездит, посадила цветы, собирает смородину и яблоки.

Скорее всего, так и поделят: свекрови дача с евродвушкой, свекру – большая квартира.

– Я в шоке вообще – как так можно! – чуть не плачет Аглая. – А нам теперь куда? На улицу, что ли? На восьмом месяце беременности? Я свекрови так и сказала – вы думаете только о себе! Квартира ваша, я понимаю, ну что ж, прекрасно! Мне с ребенком здесь места нет… В итоге поставила Глебу ультиматум: говорю, либо мать прекращает дурить и возвращается домой, либо к себе домой уйду я. С будущим ребенком, разумеется. Вот так вот!

***

– Сын говорит – мама, мол, не расстраивайся, я что-нибудь придумаю! – грустно рассказывает шестидесятилетняя Юлия Геннадьевна. – А что тут придумаешь? Уходить на съемную квартиру Аглая не хочет, ребенка по чужим углам мотать. Я, говорит, не бездомная, уйду к своим родителям! Только зачем мне такой муж тогда, который не может решить жилищную проблему семьи… Придется, видимо, мне самой что-то придумывать, квартиру снимать – не хочу, чтобы дети из-за меня ссорились. Может, сын поможет. Хотя у него расходов сейчас и так достаточно: ребенок, платные роды, жена в декрете…

А может, невестка не так и не права, и вполне имеет право на ультиматумы? Родители хороши: подарили квартиру сыну прилюдно, всем об этом рассказали. А теперь, что называется, взбрыкнули – и квартиру верни назад, невзирая на свои обстоятельства в виде глубоко беременной жены? Сын-то тоже не мальчик-студент, чтоб его вот так швырять, тем более за два месяца до рождения ребенка…

Нет уж, если подарили квартиру в свое время – забудьте!

Надумала свекровь разводиться с мужем в шестьдесят – это ее дело, пусть разводится, но делить они должны свою двушку, сына трогать неправильно…

Или сын с невесткой молодые, пусть идут зарабатывать? Что думаете?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх