Свежие комментарии

  • Евгений Моцарь
    Но может и не вернется.Но ответственность точно будет!А новой пассии надо либо смириться с этой ситуацией!Либо искать...«Поехал помогать ...
  • Alla
    Спасибо за добрый и очень трогательный рассказ!Вечерний рассказ....
  • Luidmila
    "Выход один – нанимать людей, в идеале – постоянно, какую-нибудь семью: чтоб чинили, таскали, чистили снег, разгружал...Оплачивать спорт ...

«Чувствую себя обманутой и использованной: бедная родственница купила квартиру»

– Мама позвонила, говорит, знаешь новости? Юля квартиру купила! – рассказывает тридцатипятилетняя Полина. – Я даже не поняла сначала, о ком она, говорю, какая Юля? Оказывается, наша Юля, тетиНадина дочка. Разведенка с двумя детьми и копеечной зарплатой, которой мы помогаем всей семьей! Продукты ей подбрасываем и детскую одежонку, потому что она на грани нищеты последние несколько лет. Без ипотеки, без всего, накопила и купила, вот так вот… Молодец, чо! А мы лохи! Сидим в съемных квартирах, в ипотеках и помогаем миллионерам…

«Чувствую себя обманутой и использованной: бедная родственница купила квартиру»

Юлия – двоюродная сестра Полины, они с детства ,были очень близки, поскольку выросли вместе. Кроме того, и старшие дети у них ровесники, поэтому много общего, и всегда есть, что обсудить. Пять лет назад Юля, на тот момент беременная вторым ребенком, перед самыми родами развелась с мужем, который вдруг встретил женщину всей своей жизни. Старшему ее сыну на тот момент было шесть лет, Юля с ним переехала к родителям в двушку, где за пару дней до родов получила на руки свидетельство о разводе.

Через полгода после родов мать Юли, тетя Надя, вышла на пенсию и стала сидеть с внуками, а Юля пошла работать и зарабатывать.

– Ты же понимаешь, не от хорошей жизни!

– грустно рассказывала она Полине. – Просто нам деньги сейчас нужны…

И вроде бы Юля не жаловалась, не ныла, ни у кого ничего не просила. Но то, что ей нужны деньги, было видно и понятно как-то сразу. Дети ходили в том, что люди отдали, младшая донашивала вещи старшего брата. Долгое время было вообще непонятно, что это девочка, пока не отросли волосики. И себе, разумеется, Юля ничего не покупала. В парикмахерскую не ходила, маникюр делала сама, косметикой почти не пользовалась.

– Зовем ее с нами в парк погулять, она – ой нет, мы туда не пойдем, там мороженое, шарики, дети будут опять просить! – рассказывает Полина. – Да пойдем, говорю, купим мы твоим детям по мороженому. На день рождения идут, несут в подарок самодельный тортик, простенький такой, два коржа с кремом, и детский рисунок… Тетя Надя маме звонит, рассказывает, что вот, достали зимние сапоги старшему, а они малы, надо покупать, а не на что. Ну что, лезем в наши закрома… Они – ой, нет, не надо, да вы что. Ну как не надо, если ребенку в школу не в чем идти?..

Дети у Юли неизбалованные совершенно, радовались каждой мелочи.

– Спросила я ее как-то про алименты, ну, в том контексте, что нужно насесть на папашу, пусть детей содержит, он обязан! – рассказывает Полина. – Она так неопределенно махнула рукой, мол, на этих папаш где сядешь, там и слезешь. Я поняла, что алименты он либо уклоняется, либо платит копейки какие-то. Еще с мужем это обсуждали – вот ведь, был нормальный мужик, и что на него нашло после развода, ведет себя как урод…

Племянников Полина с мужем старались порадовать. Покупая что-то своим детям, Полина брала что-то и Юлиным. Звали их в гости, на свою дачу, старшего даже в какой-то год Полина с мамой на море возили, Юля купила только билеты на поезд. Нечасто, но время от времени брали с собой детей в кафе, в зоопарк, в батутный центр. Юля ни от чего не отказывалась, за все горячо благодарила и всякий раз давала понять родственникам, что те просто спасли их в очередной раз.

– А тут, мама говорит, тетя Надя звонит, и чувствуется, что прям хочет что-то рассказать, какую-то новость! – рассказывает Полина. – Мама говорит, ну что там у тебя случилось, выкладывай, я тебя знаю. Она мялась-мялась, а потом сказала. Только не говори, мол, больше никому… Мама вроде и пообещала, что не скажет, а потом трубку положила и стала думать – а почему, собственно, не говорить-то про квартиру? Что за тайны мадридского двора еще? Это чтобы Юля и дальше нас всех доила с помощью имиджа бедняжки с детьми, что ли? Позвонила мне и все рассказала. Я тоже в шоке, что и говорить. Завидую? Да, завидую, и даже не скрываю! Умению вот так прибедняться, брать помощь от в общем-то небогатых людей, зная, что они эти копейки от своих детей отрывают… Правильно говорят: наглость – второе счастье!

Надо сказать, Полина с мужем не шикуют, оба работают, платят ипотеку, жить с которой им еще лет десять, при хорошем раскладе. Детей у них тоже двое – одиннадцати и восьми лет, и, конечно, деньги есть, куда потратить. На первый взгляд живут они получше, чем Юля. Покупают обновки, вывозят детей летом к морю – очень бюджетно, в частный сектор, Полина пользуется косметикой и ходит в салон – работает с людьми, и выглядеть надо достойно. 

Но сейчас Полине очень обидно, она не хочет больше общаться с сестрой.

– Оказывается, и муж ей неплохо так денег давал в качестве алиментов, и «отступные» при разводе она у него отжала! – рассказывает Полина. – Он тогда сильно виноватым себя чувствовал, ну как, ребенка второго планировали оба, а он вот так слился… И вот все пять лет она копила – алименты, свою зарплату почти полностью, деньги мужа. Жила с родителями на их пенсию… Ничего не покупала, выезжала на таких дураках, как мы. Как же, одинокая мама с двумя детьми, в одной и той же кофточке круглый год…

А может быть, ничего такого ужасного Юля не делала? Денег она ни у кого не просила, просто брала то, что предлагали. Ну, не распространялась о своих доходах и планах, так и не должна была. Обижаться не на что?

Или это дно – вот так «втемную» использовать друзей и родственников, притворяться малоимущими, прибедняться и брать помощь у людей, которые в сущности не намного богаче, сами платят ипотеки и тащат детей?

Что думаете?


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх