Свежие комментарии

  • Alla
    Помогать пожилым родителям - нормально, а вот решать проблемы родственников, которые научились рожать детей, но не на...Мой муж из многод...
  • Нина Алексеева
    Как удобно для семьи, так и хорошо! Да! Сидите с ребёнком Вы. Это лучше, чем няню нанимать. На работе легче, чем дома.Хочу выйти в декр...
  • Елена Секретева
    Знакомая история.Мой муж из многод...

Стало плохо, звоню дочери на работу, а она: «Выпей таблетку и не мешай, у меня совещание!»

– …Плывет все перед глазами, чувствую – не то что-то! – рассказывает шестидесятилетняя Калерия Борисовна. – Померила давление – ну конечно, под двести. Звоню дочери, а она сбрасывает! Один раз, второй… Насилу дозвонилась! Так она еще и наехала на меня, представляешь? «У меня совещание, я не могу говорить, а ты трезвонишь без конца! Давление? У тебя всю жизнь давление, ты что, не научилась с ним справляться? Дома куча лекарств, выпей таблетку и ложись, или скорую вызови. Все, пока! Больше не звони, вечером поговорим!»

Стало плохо, звоню дочери на работу, а она: «Выпей таблетку и не мешай, у меня совещание!»

Самое обидное в этом то, что давление, считает Калерия Борисовна, поднялось у нее именно из-за выкрутасов двадцатичетырехлетней дочери.

– Представляешь, заявляет – мама, я уже взрослая, у меня своя жизнь, и говорить тебе, куда я пошла и когда вернусь, я больше не буду! – жалуется Калерия Борисовна. – Займись, мол, своими делами и не выясняй, где я и с кем, это мое дело. Ну как не выяснять, я же волнуюсь! Накануне вообще отчебучила – не явилась домой ночевать! Вообще! Совсем! Да еще и телефон отключила… Днем я ей на работу звонила, спросила, что на ужин приготовить. Она мне сказала – готовить ничего не надо, к ужину меня не жди, я сегодня буду очень поздно. Ложись спать!

Я думаю, ну, ладно, поздно – в двенадцать ночи, может быть, в час… Ты знаешь, во сколько она явилась? В восемь утра!

Калерия Борисовна провела просто кошмарную ночь.

– Я ведь и в милицию, тьфу, в полицию звонила уже! – делится она. – В четыре часа утра. Говорю, у меня ребенок пропал, до сих пор дома нет! На том конце провода женщина сначала напряглась – мол, сколько лет ребенку, куда мог пойти? Ну, я сказала – двадцать четыре девочке, а куда пошла, я просто в душе не ведаю, она мне теперь не докладывает… 

– Заявление-то приняли?

– Да, как же, держи карман! Это уже не ребенок, говорит, взрослый человек, зачем вы дезинформируете нас и себя накручиваете! Придет к утру обязательно… Как будто тот факт, что она на несколько лет старше восемнадцати, может уберечь от проблем на ночной улице…

Всю ночь мать пыталась дозвониться до дочери, прислушивалась к лифту, выглядывала в окна, в отчаянии смотрела на часы. Дочь Лера явилась только утром, как ни в чем не бывало. В ответ на крики и претензии просто пожала плечами: я же предупредила, что буду поздно. А отчитываться, где была и с кем, больше не буду! 

… Леру Калерия Борисовна родила уже в достаточно зрелом возрасте, по тем временам даже позднем, причем, родила для себя, без мужа. В мужчинах она к своим тридцати пяти полностью разочаровалась. Встречалась с одним, так, что называется, без обязательств, ну и получилась беременность. Сначала рожать не хотела категорически, записалась на аборт, а потом села, подумала – а ведь, скорей всего, это единственный и последний шанс. С мамой поделилась, та руками замахала – ну конечно рожай, даже не думай, ты что? Справимся!

В итоге ребенка Калерия Борисовна оставила, биопапе не сказала ни слова и отношения с ним разорвала еще до того момента, как беременность стало можно определить на глаз. Родилась прекрасная здоровая девочка Лерочка. К слову сказать, биопапа видел потом Калерию Борисовну на улице с коляской, столкнулись случайно. Но никаких вопросов не задал и на связь не вышел, к большому облегчению молодой матери. Выяснять и мотать нервы ей никто не стал.

…Сначала с младенцем действительно много помогала мама, но через пять лет после рождения дочки мамы у Калерии Борисовны не стало. Хорошо, хоть ребенка успела родить, так бы совсем одна осталась – горестно рассуждала женщина. Теперь дочка есть, опора и подмога. Маленькая, правда, пока, но она же подрастет…

Калерия Борисовна вся, насколько возможно, погрузилась в воспитание и постаралась дать дочке как можно больше. И в эмоциональном плане, и в интеллектуальном. Каждые выходные планировала культурный выход – в музей, в театр, на выставку, возила по городам России, и на море, и в горы, три или четыре раза за границу выбрались. 

Для учебы у Леры тоже, разумеется, было все, что надо – компьютер, курсы, любые репетиторы, гимназия, предметные лагеря. Все свободные деньги мать тратила на дочь, точнее, «вкладывала в развитие и образование». И это принесло плоды. Лера без особого труда поступила в вуз первого эшелона на бюджет, успешно закончила учебу и нашла хорошую работу. Сейчас девушка работает, очень неплохо для своих юных лет зарабатывает, делает карьеру.

На дочь Калерии Борисовне жаловаться грех: Лера всегда была послушной и спокойной. Никаких подростковых взбрыков, компаний, мальчиков и фиолетовых дредов. Хамства матери и в помине не было. Всегда хорошо училась, довольно охотно помогала по дому. Калерия Борисовна знала всех ее немногочисленных подруг, дела и проблемы. Всегда считала это своим достоинством – правильно воспитывала ребенка, вот и результат. Никаких подростковых кризисов не бывает, люди выдумали их, чтобы оправдать свою несостоятельность.

– Подростковый кризис накрыл ее сейчас, да еще какой! – жалуется Калерия Борисовна. – Я вот не понимаю, ну почему не позвонить-то, не предупредить, что не придешь ночевать? Почему не сказать, где ты и с кем, это что, такой секрет? Зачем отключать телефон, сбрасывать звонки? Не отвечать, не перезванивать, это как?

– Ну, может, потому и не отвечает, что вы много звоните?

– Так я звоню, потому что переживаю! Этой ночью я уже ничего хорошего не ждала вообще, уверена была, что что-то случилось! А утром накрыло. Давление, в глазах темно, думала уже – все, помру. Звоню дочери, а она – мама, отстань, не мешай, у меня совещание. Что там твое давление – ерунда… Разве можно так?

А вы согласны, что Лера поступает неправильно и жестоко? Зная, что мать волнуется, и спать все равно не ляжет, пока не дождется ее появления, устраивать такие встряски – это ненормально?

Или девушка в своем праве, просто ставит границы гиперопекающей маме, это правильно?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх