Свежие комментарии

  • Елена
    Козел муженек конченный.Муж собрался отме...
  • Елена
    А чего сразу инвалид? Не знаю, как в других странах, а у нас в России диабетиков пруд пруди. Эта болячка не влияет на...«Стыдно, что у вс...
  • Alla
    Бабка - бессердечная дура! Пусть общается с приёмным внуками.«Стыдно, что у вс...

Муж хочет усыновить ребенка жены, но она против: это невыгодно по деньгам

— …Развелись мы с бывшим шесть лет назад, алименты все это время платит – обхохочешься: по две с половиной тысячи рублей, с официальной зарплаты! – рассказывает тридцатидвухлетняя Ксения. – Чтобы мы с сыном не разжирели, видимо, от его щедрот. Хотела я его вообще родительских прав лишить, даже к юристу ходила. Тем более, мой муж усыновить Сережу готов. Но юрист мне сказал – нереально это. Отец алименты платит аккуратно, добропорядочный гражданин. Если только он сам откажется от сына, чтобы ваш муж усыновил, мол…

Муж хочет усыновить ребенка жены, но она против: это невыгодно по деньгам

— А сам он не откажется, конечно?

— Ну, раньше и речи об этом не шло! Я ему звонила года назад, даже слушать не стал – нет, и все. Причем, не потому, что сын ему нужен. С ребенком он не общается, думаю, и на улице встретит – не узнает его уже. А просто из вредности…

Ксения до сих пор не может понять, как она могла выйти замуж за своего бывшего мужа, да еще и ребенка от него родить. Где вообще были ее глаза? И ведь все говорили чуть ли не хором – не спеши! И мама, и подруги. Но на нее словно помутнение какое-то спустилось. Вроде и видела недостатки, и все понимала, но как-то серьезно не воспринимала, что ли. Была уверена, что с ней он изменится, и все будет хорошо.

Как и следовало ожидать, чуда не произошло. Муж гулял, изменял, не давал денег, а после того, как родился ребенок, стал еще и распускать руки. 

— И два года я терпела! – рассказывает Ксения. – Не потому уже, что надеялась, что он изменится, а просто как-то стыдно было, что ли, прийти к маме и сказать – ты была права, а я – дура. Но рано или поздно это все равно пришлось сделать…

Разводились тяжело и непросто, бывший кричал на всех углах, что ребенок не его, требовал провести экспертизу. Конечно, экспертизу сделали, отцовство доказали, но мужчина не успокоился. Ободрал в квартире Ксении обои, которые сам покупал и наклеивал к рождению ребенка, вывез какие-то кастрюли и пододеяльники. Страсти кипели и суды шли еще довольно долго, и Ксения просто диву давалась – угораздило же вляпаться!

Но постепенно все как-то вошло в колею. Бывший ушел в туман, единственное, что напоминало о нем все эти годы – ежемесячные переводы алиментов на смешную сумму. Ни о каком общении с ребенком и речи не шло. Тем более, что пять лет назад Ксения встретила Анатолия. Отношения завязались как-то быстро, новый мужчина просто на ура принял Сережу, занимается им от и до, в детском саду и теперь в школе все его считают родным папой. Сережа другого отца и не знает. Папа Толя научил его плавать, кататься на велосипеде и коньках, играть в футбол. Вместе они читают, решают задачи и ездят на рыбалку.

А после того, как Ксения полтора года назад родила общую с Анатолием дочку, мужчина заговорил об усыновлении Сережи. Чтоб вся семья уже была на одной фамилии. Биопапа все равно носу не кажет и сыном не занимается, наверняка будет не против, особенно, если поймет, что в этом случае его две с полтиной ежемесячных алиментов будут целы. Пусть подпишет согласие на усыновление!

Ксения позвонила бывшему, но разговора в тот раз не получилось. Он и слушать не стал. Просто из вредности…

— Зато вот на днях позвонил сам, я аж поперхнулась, когда увидела, что определился его номер! – рассказывает Ксения. – Есть, говорит, разговор, по телефону говорить отказался. Вытащил меня в кафе у дома… И заявил, что он согласен на усыновление Сережи моим мужем. Куда ему нужно приехать, что подписать, он приедет, только быстро, желательно прямо чуть ли не завтра, а еще лучше – так прямо сегодня!.. Был разочарован, когда выяснилось, что это еще надо ждать решения суда…

Ксения, конечно, удивилась такому неожиданному повороту в сознании, и навела справки у общих знакомых.

— В итоге выяснилось, что бывший сменил работу! – рассказывает Ксения. – Устроили его по блату на хорошую должность. Работает теперь в крупной белой компании, и зарплату будет получать приличную. Я думаю, тысяч двести минимум, плюс бонусы. И вот его задавила жаба, видимо, платить с этой зарплаты алименты! Если он по поводу двух с половиной тыщ весь исстрадался, то каково ему сейчас, когда придется отдавать тысяч пятьдесят…

Анатолий рад, предлагает скорее, пока бывший не передумал, брать с него согласие и оформлять усыновление Сережи. А вот Ксения теперь сомневается. Правильно ли это, взять и лишить сына серьезных денег от горе-папаши? Они с мужем, честно говоря, небогаты, и обеспечить Сереже жилье, образование и машину точно не смогут. Да даже что-то одно из перечня – вряд ли. Ребенку придется прокладывать себе дорогу в жизни самому.

И деньги биопапы могут очень помочь, создать какой-то старт. Что касается Анатолия, то малыш и так считает и называет его папой. Какая разница, по большому счету, что там записано в документах? Отец не тот, кто родил, а тот, кто вырастил…

Проблема теперь только в том, что Анатолий соображений Ксении не понимает и не принимает. Он серьезно обижен на жену за то, что та повелась на деньги бывшего. Чуть ли не продалась за них, угу.

— Не нужны, кричит, его поганые деньги! – вздыхает Ксения. – Пусть подписывает документы и уходит из нашей жизни… Красивый жест, конечно, но только вот деньги-то эти не мои и не Анатолия. Они Сережины…

Как считаете, кто достоин быть записан отцом – бывший папа с солидными алиментами, или новый мамин муж, который занимается ребенком?

Что думаете?


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх