И это не болезнь, ребята. Это — старость. Как уберечь себя, общаясь со своими стариками?

И это не болезнь, ребята. Это — старость.

Как уберечь себя, общаясь со своими стариками?

"Ни одного — подчеркиваю, — ни одного из огромного количества старых пожилых людей, с которыми я имею счастье общаться вот уже второй десяток лет, ни одного из них я не назову адекватным человеком. Это означает, что все они отличаются от людей обычных, нормальных и соответствующих общепринятой норме.

Для этого необходимо вырастить внутри себя циничную чешую, которая позволит вам минимизировать ваши личные потери, сэкономит силы и сохранит ваше здоровье», — считает художник Саша Галицкий, который больше десяти лет ведет творческие кружки в домах престарелых.

Сказанное выглядит страшной дикостью. Может быть, даже жестокостью. Но это правда. Пожилые люди живут в других, отличных от наших, системах координат. Может быть, этих систем у них больше, чем одна. Может быть, их старческие системы координат различаются между собой. Я не знаю даже, когда люди переходят из одной системы координат в другую. Но для меня абсолютно ясно, что эти системы не похожи на нашу.

Да, с большинством из них интересно поговорить. Да, они помнят истории и факты, которые нам и не снились — нас просто тогда еще не было и в помине. Да, они могут любить, шутить, читать, петь песни, танцевать, смотреть телевизор, есть, пить — все как мы. Но они — другие, и они не такие, как мы.

Для чего я это сообщаю? Для того чтобы вам стало понятно, что при общении с пожилыми людьми необходимо вырастить внутри себя такую циничную чешую, которая позволит минимизировать ваши личные потери, сэкономит силы и сохранит здоровье.

С чем это сравнить? Ну возьмем, к примеру, ученого. Скажем, он исследует какие-нибудь лунные камни. При всей любви к природе, он же не дурак складывать эти камушки в спичечные коробки и класть их себе на ночь под подушку, чтобы помечтать о других мирах. Он работает в специальном костюме и в специальных перчатках, и минералы эти чудесные находятся в специальной герметически закрытой стеклянной колбе. Иначе нельзя.

Вот так и нам. Если мы хотим оставаться нужными близким — важно не пораниться самим. Иначе мы не сможем помочь, и все усилия будут напрасны.

Как это делается? Очень просто. Я уже сказал — выращивать чешую внутри, чтобы все обиды и упреки не проникали внутрь. Быть сильным или хотя бы им казаться. Не подавать виду, если обидам и упрекам все-таки удалось вас поранить. Потом заживет. Вам потребуется много терпения, просто очень много. Важно — не подавать виду.

И главное — помните, что в той системе координат, в которой находятся сейчас ваши близкие, они не очень понимают ваши слова, действия и поступки. Они просто реагируют на тепло. А если у вас нет сил, если вы обижены и страдаете сами, если все чувства ваши взъерошены, то каким теплом вы сможете поделиться?

Вот тот-то и оно. Берегите себя.

Отрывок из книги Саши Галицкого «Мама, не горюй»

http://www.psychologies.ru/roditeli/generations/kak-obschats...

Иногда люди меняются в лучшую сторону

История про мажора

Когда я учился в старшей школе, к нам перевёлся новенький. И если у нас в классе все были примерно одного финансового достатка (не было таких, которые были прямо из очень бедных или очень богатых семей), то это был настоящий мажор. Именно в старшей школе я узнал значение слова мажор. Вёл себя по-хамски, надменно. С нами он общался постольку-поскольку.

И как назло угораздило меня поступить в один и тот же вуз, куда поступил мажор. Хорошо, что учились на разных факультетах, поэтому пересекались редко, но всё же пересекались.

 

Со времени окончания вуза прошло почти 7 лет. И столкнулся по работе с тем самым мажором. Работает таксистом. Был довольно молчалив. Но при этом разговаривал хотя бы не надменно.

Через друзей узнал, что отца его посадили. А этот уже "немажор" выплачивает алименты и живёт с какой-то женщиной. Перебивается на разных подработках. Последние несколько лет таксует.

Ну хотя бы перестал с людьми разговаривать надменно.

Нисколько не злорадствую, но просто интересно наблюдать за уровнем гонора и количеством бабла в кармане человека.

Когда вернулись жена и дочка после карантина, у меня уже была другая жизнь

Мужчина

Женат, есть дочь. На время карантина мои девочки из Москвы уехали в деревню к родственникам, а я остался дома, продолжил работать. В деревню мы иногда приезжаем летом: и ребёнку раздолье, и свежий воздух. Одним словом — ляпота! Поэтому-то и решили, что им лучше переждать сложную ситуацию там.

Пока девочки жили там месяц, я вспоминал давно забытые ощущения. Начал иногда готовить, заказывал еду, какую хотел, позволял себе выпить, если было желание. Даже купил робота-пылесоса, чтобы убирать не приходилось самому.

Чистота и порядок, а главное — тишина. Своеобразная крепость одинокого мужчины.

 

А сейчас они вернулись. И всё изменилось. Отвык, оказывается, от того, что нужно советоваться с женой по любым домашним вопросам: что есть на ужин, какой смотреть фильм. С самим собой-то вопросы решать просто, подстраиваться не нужно!

Уже забыл, что такое холостяцкая жизнь за годы брака. Когда жена и дочь вернулись, в квартиру также вернулся хаос. Кругом вещи жены, игрушки дочери. Ещё и с любимым ребёнком по 2 часа в день читаю, делаю уроки, заданные на дистанционке. На себя времени совсем нет. Короче, хорошо было без семьи, но недолго, скучал по ним всё-таки!

Картина дня

))}
Loading...
наверх