Свежие комментарии

  • tatiana tchepikova
    "...сестра с матерью считают..." Как-то все забыли о больном ребёнке.Квартира сестры н...
  • Alla
    Не дай Бог иметь такого отца!Помогаю дочери та...
  • Diana
    Будет гораздо больше проблем, если пустить. Потом ваще предъявы начнутся типа - а зачем тебе эта квартира, ты же в н...Квартира сестры н...

«Считаю родителей предателями из-за нищего детства с ипотекой!» – говорит Ульяна

«Считаю родителей предателями из-за нищего детства с ипотекой!» – говорит Ульяна

– Мать с отцом развелись, когда мне было одиннадцать, а сестре только исполнилось два года! – рассказывает двадцатитрехлетняя Ульяна. – Банальная причина – папаша встретил прекрасную фею, сравнения с которой наша мать не выдержала. Ну, где-то это закономерно было. Мать много лет сидела дома, еще даже до рождения сестры, не особенно следила за собой, а после вторых родов ее неслабо так разнесло… В общем, он ушел благородно: квартиру оставил матери. Один нюанс: квартира-то была в ипотеке, которую они взяли незадолго до развода. Само собой разумеется, кредит папаша тоже оставил нам – вместе с квартирой…

 

…До одиннадцати лет жизнь Ульяны была просто замечательной: отец неплохо зарабатывал, отправлял их с матерью на море, одевал, баловал. Ульяна хорошо училась, с удовольствием занималась танцами, делала успехи, побеждала в конкурсах, с тех счастливых пор у нее остались десятки медалей и грамот. Поездки на соревнования, костюмы, занятия родители оплачивали, не скупясь.

Ульяну возили в хорошую гимназию, дарили подарки типа смартфона или ноутбука, развлекали и опекали.

А потом жизнь вдруг в один момент встала с ног на голову.

– Это был какой-то кошмар! – вспоминает Ульяна. – Сестре два года, даже в сад еще не берут, ипотеку платить и платить – это помимо того, что нам троим нужно было как-то жить, питаться, одеваться.

Алименты папан не платил. Сейчас я понимаю, что их вполне можно было выбить, но мать почему-то не стала настаивать «он же квартиру нам оставил», угу. Мать устроилась на работу, точнее, сразу на несколько...

– Да уж, крутилась, видимо, волчком?

 

– Ну еще бы, и я вместе с ней. Она работала продавцом, официально два через два, а фактически – три через один. По выходным квартиры убирала, по две штуки, с одной на другую бегом, вечером приходила домой и падала, даже есть не могла. Сестра была полностью на мне! До садика с ней еще немного помогала бабушка с материной стороны, а потом все. Были дни, когда мне мать возле школы передавала ребенка и бежала на следующую работу…

Школу Ульяне пришлось сменить – возить ее больше было некому. Пошла в обычную дворовую, рядом с домом. Та, первая гимназия, была довольно-таки сильной, с биологическим уклоном. В дворовой зато было легко и просто учиться – пятерки ставили всем, кто хоть немного что-то делал. Впрочем, вскоре выяснилась обратная сторона этой медали: ботанов и зубрилок тут люто ненавидели, и пятерки получать было себе дороже.

 

Танцы тоже пришлось оставить, о них больше и речи не шло. В школе были кружки и секции, некоторые по тем временам даже бесплатные, но когда на них было ходить? Вскоре Ульяна начала подрабатывать, помогать матери. После девятого класса она, способная девочка с мечтами о вузе, пошла в колледж и потом быстренько работать…

Сейчас Ульяне двадцать три года, она по-прежнему живет с матерью и копит на свое жилье. Ипотеку они выплатили, немного встали на ноги финансово, растят сестру школьницу. Уже нет того напряжения, что в первые годы после развода. Однако многое, считает Ульяна, в ее жизни безвозвратно упущено. Детство с коляской наперевес, уборка чужих квартир как помощь матери, жесткая экономия, танцы, которые пришлось бросить, оставленная любимая школа, жизнь, полная недетских забот – за это Ульяна долгие годы винила отца.

– За все годы ни разу никак не обозначился! – рассказывает она. – Ни на день рождения, ни на новый год, ни ко мне, ни к сестре. Вот просто вычеркнул нас из жизни! А тут полгода назад появился на горизонте…

 

– К вам с сестрой, что ли, явился?

– Да как бы не так! К матери!

С другой женщиной у отца толком ничего не получилось, мать тоже всю жизнь одна, ей было просто не до отношений. Отец позвонил ей по поводу каких-то старых документов, она позвала его в гости, потом еще раз, потом он ее. Родители стали общаться, все плотней и все интенсивней

– А недавно мать нас с сестрой позвала и заявила – они планируют расписаться! – рассказывает Ульяна. – Мило, правда? Значит, растить он нас не растил, тихонько подождал в сторонке, пока мы с матерью, вывернувшись наружу, выплатим ипотеку – и вернулся! И она его приняла! И жить они будут в нашей квартире – каково? У него есть своя однокомнатная, но ее он будет сдавать, им же еще младшую на ноги ставить!

 

Ульяна теперь считает, что принять назад блудного папашу – это настоящее предательство со стороны матери. Мало того, что она не стребовала с недопапы алименты – так она сама за него еще и долги выплатила. И теперь он будет жить в квартире, оплаченной в том числе и Ульяниными деньгами. Да если бы только деньгами! Лишениями, обидами, чувством неполноценности, безденежьем и тяжелой работой чуть ли не с четырнадцати лет…

Как считаете, родители в данной ситуации виноваты перед дочерью? Что думаете?

 

Ссылка на первоисточник
Российский балет в Бразилии. Как им занимаются дети из бедных семей

Картина дня

наверх