"Отдохни, мама!". Уж как радовалась Макаровна, что повезло сыну с женой, а ей со снохой

Уж как радовалась Макаровна, что повезло сыну с женой, а ей со снохой

Молодые пожили у Макаровны самую малость, медовый месяц не разломили по-настоящему. Знала Макаровна, что обещал председатель им в двухэтажке квартиру со всеми удобствами, но когда Федор сказал за вечерним чаем: «Мама, завтра переезжать будем», — она обмерла.

— Как же так, ни муки, ни повалу и вот — на тебе?!!

— Вчера председатель ключи вручил. Как-то вроде стыдно отказываться, — заговорил Федор, и мать поняла, что переживает сын, и, стремясь успокоить его, сказала нарочито легко и свободно:

— Что же, на квартиру, так на квартиру, нынче другие времена, не живут молодые со стариками.

Сноха Зоя этот разговор слушала, но встревала в него.

За несколько дней совместной жизни Макаровна немного узнала Зою. Поняла, что молодайка к работе охоча, в суждениях самостоятельна, иногда резка, с мужем ласкова.

И вот это третье качество по-настоящему испугало ее — не мужик Федор при ней будет, а потираха.

Станет она лаской своей веревки из него вить. «Может пройдет это у нее, дитя появится, ему ласку отдавать зачнет»,— успокаивала она себя.

— Зоя, а ты что же молчишь, разве тебе плохо у меня жилось, разве поднимала я тебя хоть раз у печи гоношиться?

— Да нет, Нина Макаровна, только хочется, чтобы было у нас как в городе. А мы к вам ходить каждый день будем, а Витя родится, так на это время к вам переберусь.

Макаровна отметила сразу, имя будущему сыну выбрали мужнино. На сердце потеплело как-то, но вслух она сказала: «Вот ты, Зоюшка, даже матерью меня ни разу не звала. А раньше мы за первым словом —сразу мама, да мама».

Федор пожал плечами:

— Разве дело в этом, мама? Времена теперь другие. Может так даже уважительнее: Нина Макаровна. Кто тебя так звал-то? Только разве председатель, и то, когда нужна на ферме или телятнике.

Что верно, то верно, часто забывали в деревне, за заботами каждодневными, слово ласковое. Председатель всю жизнь крут, как кипяток. Кричит, ругается, а нет бы подойти, да спросить по-хорошему, да совет дать.

— Мама, — с трудом выдавила Зоя, — мы из дома, от вас, то есть, ничего не возьмем, все новое купим.

— Ну, зря, — сказала Макаровна, — вы хоть горку возьмите.

Глаза у Зойки весело блеснули и на всем ее лице написано было: «Только нам горки и не хватало для полного счастья».

— Мам, не модно же, — вмешался Федор.

Макаровна вспомнила, как мать дала ей эту горку в приданое и с какими предосторожностями везли они с Виктором ее домой, как придерживали лошадь. И как она понесла все-таки с Волчьего оврага: но стеклышки все остались целыми. Припомнилось, словно обожгло, и другое —какой ласковый был Виктор и как хотелось его ласки. Она прогнала от себя эти воспоминания. И подумала с усмешкой: «То, что в молодости счастьем было, в старости грехом мнится».

— Ну не модно, так не модно, — согласилась она.

…Вечером Макаровна шла посадом неторопливо. Соседка удивилась: — Что же, Нинуха, вышагиваешь как на демонстрации, али дел нет, корова вон пригонится скоро.

Да пропади она пропадом, корова-то!? — сморкнулась в передник Макаровна.

Соседка, верившая во всякие приметы, замахала руками:

— Сдурела баба, наговоришь на корову-то!

И у Макаровны шевельнулось в душе что-то. Засовестилась этих пустых слов. Да и как можно про кормилицу такие слова.

Отрезвела вроде и поскорее за дело принялась, болтушку замешала, кур перегнала с одного нашеста на другой. Собаку накормила, поросенку вытащила корму. Потом и Нежданку подоила, после пригона. Молоко на кухню принесла, полотенцем его прикрыла и тотчас в дверь постучали. Макаровна откликнулась и крючок с двери откинула.

— Мам, я к тебе за молоком.

— Бери, бери, Федюша. Как устроились?

— Приходи мама, посмотри сама. По-моему, хорошо. Мебель привезли всю светлой полировки. В другой комнате спальню сделали. А то пойдем сейчас, мама.

Приустала я, Федя, в другой раз зайду, — сказала Макаровна.

Сразу после ухода сына легла в постель и долго ворочалась с боку на бок. К одиночеству тоже надо привыкнуть.

…Утром выгнала Нежданку в стадо, взяла косу, решив свалить траву на полянке у леса. Коса шла легко, потому как Федор побил хорошо. Он все делает хорошо, это уж у него в крови. Работа утомила, но и успокоила ее. Солнце поднялось высоко, трава сухо падала под лезвием косы.

— Кончать надо, — сказала она сама себе, но кончать не хотелось — оставалось каких-то два вала пройти.

— Нина, — крикнули ее из леса.

Макаровна вздрогнула.

— Да кто же там? — спросила испуганно.

— Что какая пужалая стала? — вышел к ней на поляну пожилой мужчина.

Пригляделась к нему повнимательней, — не признала.

Мужчина куртку снял, фуражку с сивой головы сбросил и улыбнулся, показав вставленные некрасивые зубы. Вот улыбка эта что-то начала прояснять в ее памяти.

— Господи, ты, что-ли, Василий?!

— Я! А ты бы не признавала дольше. Говорят, когда не признают сразу, то богатым быть.

— А нам теперь богатство невелико нужно. Хлеба кусок, да слово ласковое. Как ты здесь в нашем лесу очутился?

— Он и мой тоже, лес-то! Али не помнишь, как сюда в сечу за земляникой бегали?

— Помню.

— Вот приехал навестить родные края.

— Что же раньше не приезжал?

— Не мог, Нина. Живу в Сибири, путь неблизкий. Потом дети малые были. Пока растил, да учил, назад огляду не было.

Прошлой осенью супругу свою, Ирину Васильевну, схоронил. Тогда же и решил в свои места податься. Ну, отвлек я тебя разговорами от дела. Дала бы косы, старинку вспомнить.

— Ну, ну, покажи свою удаль.

Василий Алексеевич сбросил пиджак, косу вначале взял неловко, как в деревне говорят не с руки, потом перехватил ее так, как положено и пустил по траве, прижимая пяту к земле.

Закончив косьбу, Василий, как настоящий косец, взял пучок свежей травы и шаркнул ею по лезвию, очищая косу.

— Не забыл науку деревенскую, — улыбнулась Нина Макаровна.

— Разве забудешь, коли в крови она, эта наука. Для коровы косишь?

— Для коровы. Ведь Федор у меня жил, вот для него кормилицу держала, а теперь сама привыкла, сил никаких нету с ней расстаться. Буду уж до своей смерти докармливать.

— Ты вот скажи, Нина, что это человека к старости на родную сторонку тянет?

— А и не знаю, не прошла я через это. Что же мы стоим, поди много времени.

— Десять.

— Идти пора, Федя сейчас на обед придет.

Произнесла эти слова и вдруг вспомнила: не придет сын-то, другой у него дом теперь, каменный.

Все лето некогда было оглянуться Макаровне. Молодые приходили к пей каждый день по утрам и вечерам, помогали убирать сено и сарай. И уж вроде начала примиряться Макаровна с новым своим положением, тем более, что и соседку Клавдию молодые одну в пятистенке оставили. Так что теперь они вместе одиночество изгоняют из своих изб.

В начале сентября погода стояла лучезарная. Макаровна спустила корову, вышла на усад, решив убрать хоть два рядочка до обеда. Картофель нынче к году был, подкопаешь плетку и вываливаются сразу десятка полтора клубней, мелочи штук пять, не больше.

«Ну вот и слава богу, — думалось ей,— на все картох хватит и на продажу, поди, останется».

В обед прибежал Федор, подкопал четыре ряда насквозь. Вслед за ним Зоя заглянула на усад.

— Мама, — сказала негромко, и брови растянулись в недоумении, — что вы нам ничего не сказали?

— А у вас, Зоюшка, дел своих, поди, целая телега.

— Какие у нас дела, —усмехнулась Зоя. — Кроме котенка никакой животины.

Зоюшка с ходу в работу врезалась. Маленькие руки так и летали белыми лебедями.

— В работе ты спорая! — вырвалось у Макаровны.

— Да у Нас, у Анисимовых, никакое дело из рук не вываливается.

Скажи кто другая такие слова, Макаровна за хвастовство бы сочла. А Зою-то за лето узнала. И в самом деле —любая работа у нее горит. Косить начнет, Феде за ней не угнаться. И сейчас вот спины не разгибает.

А у Макаровны спину словно собаки грызут целой стаей. Распрямилась она, рукой потерла поясницу.

— Отдохни, мама! — сказала Зоя.

И уловила Макаровна, что совсем без натуги говорит Зоя это слово, не как раньше.

— Впрямь отдохну.

Села Макаровна на заотавевший бережок, от Зоюшки взгляд не отводит. Ах, какая женушка у моего сына, — радуется Макаровна.

Источник

Почему так много матерей-одиночек?

Женщины меня закидают помидорами и смешают с говном, а мужчины возможно даже согласятся. Но тема сегодня касается матерей-одиночек.

Статистика разводов и браков в России оставляет желать лучшего. Все большее количество семей предпочитают жить гражданским браком, а мужчины не спешат делать своим избранницам предложения «руки и сердца». Потому что в нашем государстве после развода идет ущемление прав мужчины, суд всегда на стороне женщины.

Одинокие мамы с ребенком - основная форма современной матриархальной Российской семьи.

Чего только власти не придумывают: и алиментный фонд, и арест имущества, и уголовное преследование.

Придет к тому, что отцов, изгнанных из семей, скоро будут продавать на невольничьем рынке.

Все же откуда берутся матери-одиночки?

Версия такова.

Мужики козлы сбегают, сделав дело, и из-за безответственности бросают женщин.

Везде слышно восхваление российских женщин и унижение российских мужчин.

За это все борются феминистки с их ненавистью к мужчинам и семейным ценностям. Такие считают, что единственная обязанность мужа — содержать женщину.

Но на самом деле как?

1. По статистике 80% разводов происходят по инициативе женщин. При разводе мужчина теряет детей, имущество и обязан выплачивать алименты, сумму которых он даже не имеет права проконтролировать.

Самый главный поставщик матерей-одиночек и разведёнок – матриархальное воспитание девочек и девушек. Благодаря такому воспитанию девушки все детство видят унизительное отношение к мужчине, где он выступает грушей для битья. В последствии девушка будет искать себе мужчину, которым сможет управлять, просто-напросто – слабака, которому можно сесть на шею. Никакой привязанности и чувств у нее нету, а использует его только для своего оплодотворения. Получив желаемое, он ей больше не нужен. А зачем? Если содержать Ваше чадо может государство.

Результат: такая же матриархальная семья.

2. Другой вариант исхода событий первого пункта, когда у женщины нет острого желания развестись. Ей удобно жить с мужиком, который её и содержит, и обслуживает. Он вызывает в ней только чувство жалости. А после свадьбы начинается агрессивное доминирование. Создается скандальная атмосфера в семье, что-то вроде психологического насилия. По данным научных исследований, 70% всех односторонних случаев психологического насилия в семьях исходит от женщин.

Впрочем, в таких семьях нередко женщина применяет к мужчине и физическое насилие.

И однажды мужичку надоедает жить с такой женщиной.

Результат: мужчина все равно уходит.

3. Вариант другой.

Женщина выбирает альфасамца, хорошо пахнущего, с начищенными ботинками, модняво одетого, складно врущего. При этом она отвергает адекватного мужчину, ссылаясь на его бедное положение. Потом понимает, что внутри такой чмырь пахнет только говном. В таких ситуациях часто случается, что альфа-самец продолжает вести разгульный образ жизни и сам бросает женщину. Но в любом случае уже пузо и поздно пить боржоми.

Женщины никогда не учатся на ошибках других женщин. И, отвергнув нормальный вариант, забеременев от веселого мудака, пытается вернуться с пузом к адекватному варианту - скучноватому, непьющему, работящему мужчине.

-Ты же хороший и ответственный!

Ясно дело, что это так. Но чужой ребенок ему зачем? Получив отказ - она только тогда начинает понимать, что к чему.

Флюидных самцов бабы выбирают обонянием, а настоящие женщины настоящего мужчину - разумом. Когда бабы это наконец поймут, то и будет им счастье. Мозги надо включать вовремя.

Кто виноват? Женщина и никто более. Если она настолько глупа, что выбирает себе партнёра не умом, а вагиной, то кто ей врач?

4. Женщина изначально отвергает высокоранговых, уверенных в себе мужчин и ищет низкорангового. А кратко звучит так: её матриархальное воспитание ищет такого мужчину, который был бы хуже неё, на фоне которого она выглядела бы лучше, чем есть. Мужчину-фон. Аналогия – как страшные девушки ищут себе подругу ещё страшнее.

Женщина находит низкорангового мужчину для самоутверждения, а он, вместо того чтобы тешить барышню своими восторженными восклицаниями, ловко сматывается, как описано в предыдущем пункте.

5. Ну и последняя причина: брак «по-залету». Типичное мошенничество со стороны женщины. Доверие мужчины теряется к женщине, и он уходит. Что ей остается делать? Правильно, взыскивать алименты. Ситуация медленно перетекает в пункт 1.

Кратко говоря, причины появления матерей-одиночек две: злой умысел женщины и неуважительное отношение к супругу и своему выбору, впоследствии чего мужчина бросает женщину.

Можно сказать, что виноват мужчина, так как он бросает женщину. Но не будем поддаваться эмоциям. Ведь женщина сама, по собственной воле выбрала его. Она сознательно отбросила нормальных, ответственных, высокоранговых мужчин, предпочтя им слабака.

Я считаю, что именно женщина принимает решение о зачатии. Зачастую женщины по собственной воле выбирают незащищенный секс. Если она это выбирает, то это говорит о ее желании забеременеть от выбранного партнера.

Поэтому нет никакой вины мужчин в том, что женщина выбирает себе и сознательно беременеет от изначально неподходящего для семьи партнёра.

P.S. И прежде чем писать комментарии типо «кококо автор ничего не понимает, жизни не видела, других учит», поймите, что я не обращаюсь ИМЕННО К ВАМ И ВАШЕЙ СЕМЬЕ, а к обществу в целом, кто возможно находится в такой ситуации. И видела множество ситуаций, где пара сейчас в разводе, и женщина то и делает, что гнобит своего мужчину и крайне агрессивно настроена против него, манипулируя ребенком.

Популярное в

))}
Loading...
наверх