Свежие комментарии

  • tatiana tchepikova
    "...сестра с матерью считают..." Как-то все забыли о больном ребёнке.Квартира сестры н...
  • Alla
    Не дай Бог иметь такого отца!Помогаю дочери та...
  • Diana
    Будет гораздо больше проблем, если пустить. Потом ваще предъявы начнутся типа - а зачем тебе эта квартира, ты же в н...Квартира сестры н...

Жили с матерью скромно, а потом сын узнал, что отец платил большие алименты

– …А мать Сережкина нам сейчас говорит – денег нет, они все ушли на жизнь! – рассказывает двадцатидевятилетняя Полина. – А мне интересно, на какую жизнь? Чью? Шесть лет назад, когда мы решили съехаться, Сергей пришел ко мне со спортивной сумкой, а в ней – кеды, пара штанов, три футболки, джемпер и маленький пакетик с бельишком. Все! Я его, помню, спросила как-то – ты когда, мол, вещи-то перевезешь? А он – так все здесь, говорит. Я в шоке была! У меня целый шкаф одежды, я освободила ему полочку, и она пустая была, пока мы не поехали в магазин и трусов с носками ему хотя бы не прикупили… 

Жили с матерью скромно, а потом сын узнал, что отец платил большие алименты

Родители Сергея развелись, когда мальчику было шесть. После развода Сережа с матерью приехали на ПМЖ к деду с бабушкой. Года через полтора родители матери разменяли свою трешку на две однушки и отселили дочь с внуком.

И так в однокомнатной квартире с матерью Сергей и жил до двадцати лет, пока не переехал в студенческое общежитие. Мать и до сих пор там живет. Дедушки уже нет на свете, во второй однокомнатной осталась одна лежачая бабушка. Мать ухаживает за ней сама попеременно с нанятой сиделкой.

Претензий к матери Сергей до последнего времени не имел – она растила его одна, много работала, уходила из дома рано, приходила поздно.

Жили они не шикарно, но у Сергея было, в общем-то, все, что надо, на его неизбалованный взгляд: книжки, игрушки, смена чистой одежды, все, что надо для учебы. Дома всегда была еда, хотя питались без изысков, но мясное мать готовила каждый день, покупала яблоки и апельсины, летом ягоды. 

В старших классах мать стала давать сыну небольшие карманные деньги, скорее чисто символические. Но в их дворовой школе мало кому из ребят давали больше. На гаджеты себе Сергей зарабатывал сам на каникулах, раздавая листовки у метро и разнося газеты. Мать оплачивала его занятия борьбой, несколько раз отправляла с секцией на сборы, так что он и на Черном море ухитрился побывать в детстве.

В общем, жил обычной жизнью неизбалованного мальчишки из спального района мегаполиса, понимающего, что мать растит его одна и ей сложно. К матери относился с теплом и благодарностью – она вытянула его в одиночку, образование дала, кормила в детстве и потом, в юности, подкармливала, пока он крепко не встал на ноги после института и не стал работать.

А вот на отца Сергей где-то в глубине души обижался. После развода они толком не общались, телефонные звонки три-четыре раза в год не в счет. По слухам, да и по воспоминаниям детства, был отец человеком довольно-таки состоятельным. До развода они с матерью жили в большой трехкомнатной квартире, у отца был внедорожник, дома стоял сейф, в котором, Сергей точно помнил, лежали пачки денег.

– Я Сережке говорю – ну так он, наверно, алименты платил хорошие! – вспоминает Полина. – А он мне, такой – про алименты ничего не знаю, мать не говорила никогда! Если и платил, то, наверно, какие-то копейки!

Других детей у отца так и не случилось, хотя жен после матери перебывало несколько – как официальных, так и не очень. Сергей – единственный сын, и ему было непонятно такое равнодушие отца.

– А теперь мы узнали, что Сережкин отец, оказывается, до восемнадцати лет платил о-очень хорошие алименты, представляешь? – рассказывает Полина. – А как узнали – свадьба у нас тут намечается, решили мы зарегистрировать отношения. И сделать скромный банкет. Родителей позвать и пару друзей. Сергей сначала про отца и слышать не хотел, мол, ему это не интересно. Но я его убедила позвонить. Отец отреагировал очень тепло, на свадьбу обещал прийти, а пока пригласил нас в гости в загородный дом в выходные, там они с Сережкой посидели, выпили, поговорили, наконец, впервые в жизни… В общем, вскрылось много деталей, вот, например, про алименты. Мы просто офигели, когда узнали, сколько он платил. А если учесть, что это было до десятого года, еще по тем деньгам, так и вообще – глаза на лоб… У отца, естественно, все подтверждающие документы дома лежат, что он платил – чеки и выписки. Сомнений в том, что это так, нет никаких…

Несколько дней Сергей переваривал услышанное, а потом решился на разговор с матерью.

– Говорит, мама, я вот давно спросить хочу – а ты получала на меня алименты от отца? – рассказывает Полина. – Она не ожидала вопроса, очевидно. Заметалась, пятнами пошла, глаза забегали – а что такое, мол, к чему вопрос? Сергей говорит – ну, просто уточнить хочу. Так получала или нет?

Свекровь, по словам Полины, крутилась и вертелась, как уж на сковородке. А потом выбрала «лучшую тактику защиты – нападение».

– Нет у меня, кричит, этих денег уже давно, десять лет прошло! – рассказывает Полина. – Почему я должна перед тобой отчитываться! Сергей говорит, да я понимаю, что нет, просто мне интересно, куда они ушли. Она кричит – на жизнь! Ты, мол, ел, пил каждый день! Как ты вообще смеешь мне такие вопросы задавать! Я растила тебя одна – и осеклась… Сережка говорит, мам, ну на такие деньги можно было футбольную команду вырастить! Или квартиру купить. Или отправить меня учиться не в заборостроительный, а в МГУ или ВШЭ…

Ответа на простой вопрос, где деньги, у свекрови, судя по всему, нет. 

– Может, мать квартиру тайно купила и сдает? – то и дело озвучивает новые версии Сергей. – Может, вложилась в какую-нибудь пирамиду? Или сиделок для своей матери, например, нанимает за эти деньги? 

…Сергей ходит как пыльным мешком ударенный и постоянно теперь подсчитывает – могли бы ведь с матерью каждый год на море отдыхать, за границу съездить, на самолете полететь в Европу или в Азию! Одеваться не в то, что люди отдали, а в брендовые вещи. На каникулах Сергею, оказывается, было не обязательно таскать с пяти утра тележку с газетами, чтобы купить себе телефон. Но ведь Сергей всю жизнь был уверен, что мать из последних сил тянет его одна, стоит у прилавка и думает, что купить – кусок сыра или лишние трусы. И лет с пятнадцати старался подработать, помочь.

А она, оказывается, как миллионер Корейко у Ильфа и Петрова. С миллионом в чемодане под кроватью…

Как правильно поступать в такой ситуации – не лезть к матери с вопросами, это ее дело? Тем более, столько лет уже прошло. Плюнуть и забыть, жить дальше?

Или трясти мать и выяснять, где деньги? Может, преспокойно лежат на счетах, так пусть делится тогда… Хотя, наверно, вряд ли, скорей всего, вложила в какой-нибудь лохотрон, их во все времена было предостаточно?

А вам как ситуация? Что думаете?


Ссылка на первоисточник
Российский балет в Бразилии. Как им занимаются дети из бедных семей

Картина дня

наверх