Свежие комментарии

  • Татьяна Марголина
    если он уже сейчас кричит,то плохой признак, ничего страшного, а так он поставид ее в положение низшей, причем как бу...Дети брошены, ужи...
  • Александра Иванова
    Тогда надо было пригласить соседку к себе и при ней доварить ужин, сервировать стол, а, кода пришел домой муж, то сос...Дети брошены, ужи...
  • Виктор Белогорцев
    за стариками обязаны ухаживать дети ине за квартиры а потому что они дети эта мерзкая мамаша сейчас на внучку спихива...«Квартиру бабушка...

 ВЕЧЕРНИЙ РАССКАЗ "И ЖИЛИ ОНИ" 

 ВЕЧЕРНИЙ РАССКАЗ "И ЖИЛИ ОНИ" 

Когда у Люды начались роды, Василий был в очередном рейсе. Через пару дней, не заезжая домой, он сразу же поехал в роддом, но там ему сообщили, что его жена написала отказ от новорожденных мальчиков-двойняшек. Сказала, что ей и старшие то не нужны, а тут еще двое. И ушла. Василий, хоть и сомневался, его ли это дети, но тут разозлился не на шутку - Людмила все границы переступила! Примчавшись домой, жену он уже не застал, она собрала вещи, оставила старших трехлетних двойняшек, Антошку и Андрея, у старенькой бабушки Василия и уехала.
Вася не знал, что и делать: у него из родни одна бабушка Вера осталась, и та старенькая. Но и детей в детдом отправить стыдно было. Тогда прислушался он к совету товарища соседку нанять - за детьми ухаживать. Работал Вася дальнебойщиком, на своём грузовике, зарабатывал хорошо, так что на няньку денег хватало.
Вот и постучал утром Василий в соседский дом. Марина,
девятнадцатилетняя скромная девушка, долго не решалась взяться за такое серьёзное дело, хоть и работала в детском саду нянечкой. Но все ж уговорил её Вася. Марина уволилась с работы. Они вдвоём забрали детей из роддома и она поселилась в доме соседа, потому что за детьми нужно было постоянно присматривать и ухаживать.
Из Васи папа был никудышный, ни искупать, ни подгузник заменить не мог, да особо и не рвался. Оправдывался тем, что он работяга, а не воспитатель. Трудно было Марине, двое грудничков, Дениска и Димочка, да двое трёхлетних малышей требовали постоянного внимания. Хорошо хоть младшие спокойные родились, покушают смеси, да и сопят в кроватке, в пеленки замотанные. Марина успевала ещё и книжки специальные читать, училась массаж делать, всякие упражнения для нормального развития мальчишек. Наталья, местная медсестра, заходила, подсказывала ей, как кормить и ухаживать за ними. Первое время очень тяжело было Марине, даже отказаться хотела, боялась, что не справиться, что-нибудь не так сделает, но со временем привыкла к малышам, даже полюбила их как своих родных. Василий между рейсами долго дома не задерживался, но это время они были все вместе: он, она и четверо мальчишек, двое шумных, весёлых сорванцов и двое щекастых карапузиков. Им было очень уютно всем вместе, было о чем поговорить, они вместе планировали покупку одежды для ребят, гурьбой валялись на диване, хохоча и подбрасывая по очереди малышей, и однажды как-то так получилось, что проснулись утром Василий и Марина в одной постели. А через неделю подали заявление в ЗАГС. К этому времени Вася уже и развод оформил, и Люду родительских прав лишил. Никого не слушала Марина, ни родителей, ни подружек, что не пара он ей, что пользуется ею, а не любит. Что и с Людой образцовой семьи у них не было, а с Маришкой неизвестно как себя поведет. Любила она мальчишек очень сильно, да и Вася ей нравился, верила, что нужна ему, значит ценить и любить будет, и не сбежит уж, от своих четверых детей то.
Свадьбу сыграли скромную, в узком кругу, без свадебного платья и фаты. Василий сказал, что все это ни к чему, а Марина постеснялась настаивать. Не это ж главное. Главное, чтоб жили хорошо.
А хорошо жить-то и не получилось. Василий действительно оказался далеко не лучшим мужем. Дома по хозяйству и с детьми помогать практически перестал, мол, в рейсах устаю, дайте хоть дома отдохнуть, любил рюмочку- другую пропустить. Уезжать стал все чаще, дома времени проводить все меньше, да и денег особо не давал, на памперсы и фрукты выпрашивать приходилось. Если Марина начинала что-то высказывать, он резко обрывал: "Не нравиться, уходи!" Но она не могла бросить детей, она без них уже и жизни не представляла.
Так прошло два года. И вот однажды Василий, вернувшись из очередного рейса, плотно покушав, присел на диван и подозвал Марину.
- Не буду ходить вокруг да около, скажу прямо. У меня есть женщина, в другом поселке. Видимся мы часто, даже чаще чем с тобой, и у нас скоро будет ребёнок. Я собираюсь на ней жениться. Ну а с тобой развестись. Уж извини.
Марина застыла, услышав эти жестокие, холодные слова. Она не могла поверить, что Вася их действительно произнёс. А как же она, а дети?
- Я не отдам тебе детей!- прошептала она.
- Да и пожалуйста, у меня свой будет.
- Свой?! А это чьи? - чуть не задохнулась от возмущения Марина.
- Вот только не надо сейчас мораль читать, воспитательница нашлась. Сама ж не отдаешь. Мне от тебя только развод нужен.
- Хорошо, но только если ты дашь мне согласие на усыновление мальчиков. И никогда не скажешь им, что я не родная их мама.
- Но и ты пообещай,- ответил Вася,- что ничего плохого про меня сыновьям не будешь говорить. Отца уважать надо.
Развелись они быстро и тихо. Мальчикам Марина сказала, что папа уехал на работу в далекую страну, строить высокие дома для бедных людей и вернётся не скоро. Дом, в котором они жили, продали и купили другой в соседнем районе. Вася не возражал. А Марина не хотела, чтоб кто-то проболтался о том, что мальчики ей не родные.
Еще после школы Марина успела закончить курсы парикмахеров и стала стричь на новом месте сначала соседей, а по их рекомендации их знакомых. Затем клиентов стало все больше и больше. Руки у неё были золотые, а душа добрая. Вот и потянулись к ней люди. Зарабатывала она достаточно, на все необходимое для жизни им хватало. От Василия Марина ничего не ждала и не требовала.
- Мама, а папа скоро из далёкой страны приедет? Он первого сентября с нами в школу пойдёт? - Андрей с Антошкой складывали портфели и делили поровну карандаши и ручки.
Они не могли дождаться, когда пойдут в школу. Очень уж не терпелось им показать учительнице, как хорошо они умеют читать и рисовать. Марина убрала портфели повыше, чтобы Дима с Дениской их не опустошили, и покачала головой:
- Нет, хорошие мои, папа не сможет приехать. Ему ещё много домиков построить надо.
Василий не появлялся, не звонил и Маришка ничего о нем не знала. И не хотела знать. Главное - дети рядом! Она очень любила своих мальчиков. Они вместе учились читать, пели, играли в футбол и обливались по утрам холодной водой. По вечерам они садились пить чай и все вместе придумывали сказки. Они получались смешные и добрые. Когда мальчишки засыпали, Марина записывала сказки в толстую тетрадку. Она представляла, как взрослые сыновья однажды прочитают их своим детям, как они будут смеяться и вспоминать эти счастливые вечера.
«Иван-царевич и Серый волк по амбару помели, муки набрали и испекли торт - Иван-царевич сел на коня и повез торт принцессе -
А принцесса откусила кусочек и превратилась в маленькую собачку - И стала выступать в цилке - А потом её фокусник ласколдовал!»
Прошли годы. Выросли сыновья. Старшие женились, подарили Марине по внуку. Младшие учились в институте. Каждый выходной вся семья собиралась вместе. Готовили что-то вкусное, иногда за чаем читали «Книгу Сказок Мамы». И каждый раз хохотали, как маленькие.
Тот роковой выходной был еще и Днем рождения младших, Димы и Дениса. День выдался очень теплый, ребята включили во дворе музыку и вынесли из дома большой стол. Невестки колдовали на кухне, мужчины жарили шашлыки, Катя с Юлей – девушки Димы и Дениса накрывали на стол. Марина стояла, прислонившись к косяку двери, улыбалась и думала о том, какая же она счастливая.
Она так задумалась, глядя на своих детей, что не сразу заметила пожилого мужчину, зашедшего в их калитку. В помятой рубашке, явно давно не стиранной, в обвисших спортивных штанах и старых кроссовках на босу ногу, он прошел по двору, по-хозяйски оглядел его и громко заявил:
- И чего батьку никто не встречает?
Все замерли, а Марина охнула, с трудом узнав Василия. Тот, пошатываясь, полез обниматься к Диме, потом к Денису, но ребята отшатнулись от, пахнувшего старым перегаром, незнакомого мужчины.
- Маринка, скажи детям, кто я такой! Отца уважать надо! Ты уговор помнишь?
Марина в ужасе смотрела на Василия и не знала, как объяснить сыновьям, что их отец, герой, строивший город для бедных в далекой стране, всего лишь старый пьяница, когда-то бросивший их на произвол судьбы.
Все молчали, непонимающе смотрели то на Василия, то на маму. Наконец, не выдержал Андрей:
- Отца, значит, уважать надо? А где ж ты так долго пропадал, папа? Или ты думаешь, мы ничего до сих пор не поняли? Это маму нашу уважать нужно, она одна нас вырастила, в люди вывела, жизни научила.
-Маму вашу? Да она вам не мать вовсе, а просто нянька!
У Марины потемнело в глазах, она повернулась и ушла в дом. Зашла в спальню, где мирно посапывали внуки, села на кровать и закрыла лицо руками. Вот и кончилось ее счастье. Она заплакала.
Дверь в комнату тихо отворилась, Марина подняла мокрое от слез лицо и увидела своих сыновей, уже не мальчиков, а четырех сильных, красивых мужчин. Они стояли, обнявшись, и, улыбаясь, смотрели на нее. В руках Андрея была их «Книга Сказок». Он подал ее Марине и она увидела на последней странице запись, сделанную большими буквами:

« И жили они долго и счастливо, потому что с ними была их мама, самая любимая и самая лучшая на свете!»

Автор: Мария Скиба
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх