Последние комментарии

  • Вера
    Ничего подобного. Есть право собственности, которое позволяет дочери жить в квартире и вселить своего ребенка, потому...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Андрей
    что вы к отчиму прицепились? что значит примак? он что в дом не приносил деньги, продукты? А отчим с мамой платили за...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Елена Белоусова (Фарносова)
    Браво!!!Муж сообщил новость, что у меня 2 года до развода

Не просто «передачка», а само воплощение материнской любви...

Живу в другом городе, а значит и далеко от мамы. Видимся крайне редко. А от тоски друг по другу спасаемся долгими телефонными разговорами. Иногда по делу, чаще ни о чем, просто, чтобы слышать.

Редкие посылки от родного человека воспринимаются как нечто особенное: теплое и родное. Я беру в руки, казалось бы, бездушную коробку, тщательно перемотанную скотчем, и понимаю, сколько в ней любви и заботы.

Надежная ручка, аккуратно склеенные «швы», родной почерк, указывающий на верх и дно коробки – все это кричит о том, что передо мной не просто «передачка», а само воплощение материнской любви. И я прижимаюсь к ней, будто внутри сидит маленький милый котенок, а не стеклянные банки с едой.

Я бережно несу полученное богатство с вокзала домой, ставлю его в центр кухни на самый удобный табурет, мою руки и приступаю к вскрытию.

Распаковывать такую посылку – процесс крайне волнительный, это целый обряд, это таинство. Я провожу рукой по тем местам, где посылки касались мамины руки, чтобы вобрать в себя еле заметные искорки маминой любви.

Потом медленно раскрываю ящик и извлекаю оттуда увесистый сверток газеты, в котором надежно спрятана банка соленых огурчиков. Еще один пузатый кулёк – в нем мамина аджика. Потом компот, лечо и три невзрачные банки варенья. Фейхоа и две с клубничным.

Она знает, что я люблю. Она это помнит и никогда не забудет. Я люблю фейхоа. И клубничное. Их всегда очень мало бывает и она каждый раз отдает последнее.

А потом варит их снова только для меня.

Я достаю конверт с деньгами, которые не просила, и аккуратно сложенную газетку со статьей о женском счастье или с волшебным рецептом избавления от угревой сыпи.

Что-нибудь такое, что поможет мне легче жить, но то, что мама не может сделать на расстоянии.

Я сглатываю сухой ком в горле, вытираю слезу и убираю пустую коробку в шкаф. Не могу выбросить пока она хоть как-то напоминает мамочку. И когда мне будет грустно и холодно, я просто поглажу швы, вспомню теплые мамины руки и обязательно согреюсь.

Аккуратно ставлю банки на их новое место, закрываю дверцы шкафа и начинаю ждать, когда можно будет открыть хотя бы одну из них. Не в праздный день и ради живота, а когда совсем станет одиноко. Когда невыносимо тяжело. Когда тоска по ней совсем удушит.

И вот когда это произойдет, я открою банку клубничного и буду есть по ложке в день, как микстуру. А сейчас я скажу по телефону, что скучаю и что спасаюсь только ее сластями.

Она будет смеяться, что, мол, вышлет еще и чтобы я ела, а я не смогу. Вдруг это когда-нибудь закончится? Как я буду жить???

Отвратительная мысль. Даже думать ее не хочу.

На душе стало погано, я полезла в шкаф и извлекла оттуда трехсотграммовую банку сладкого успокоения. Открыла.

И вдруг осознала. Его делала бабушка. Которой уже нет.

Ее нет, а варенье есть.

ОливияЖура

Фото Аллы Дерягиной.

Популярное в

))}
Loading...
наверх