Последние комментарии

  • Андрей Балашов
    А утюжок был чугунный? )))) На самом деле мудрый поступок. Ну ударила бы, ну были бы последствия с разной степенью тя...Он поднимал руку на мою дочь - я отомстила
  • Андрей Долматов
    Да там, похоже, мамаша во всем виновата. Мягкотелый человек, каким она отца расписала, и прогнать сына не смог бы. Пр...Сын забрал нашу заначку и уехал в другой город к любимой. Когда приехал назад, муж его не пустил в дом
  • Людмила Петрова
    Согласна, бывают исключения. Но, все-таки думаю, что и отметки были не сплошные "3"«У вашей дочери будет тройка по географии, так как мне не нравится её почерк» сказала нам учительница на род. собрании

«Я была для них развлечением, лекарством от скуки». Учительница — о том, как стала жертвой детской травли

 

Школьная травля чаще ассоциируется с детьми, которые издеваются друг над другом. Оказывается, не всегда. 70% российских учителей признались, что их тоже травили –собственные ученики. Татьяна Волошко записала историю учительницы, которая стала жертвой травли детей. И после этого в школе больше работать не смогла.

Сегодня много говорят о школьном буллинге. При желании каждый ученик может вспомнить пару неприятных историй разной степени серьёзности и с разными последствиями. Сама я впервые задумалась о школьной травле после просмотра фильма «Чучело». Мне было около 15-ти, но в нашем классе, к счастью, ничего подобного не происходило.

Зато через несколько лет я столкнулась с буллингом в реальной жизни и в другом качестве. Я узнала, что дети могут быть чудовищно жестоки не только по отношению к одноклассникам, но и к учителям.


Я работала в небольшом городе и небольшой школе учителем английского языка. Зарплата была смешная, но меня всё устраивало. Мужа и детей не было, а на себя хватало, тем более большую часть времени я проводила в школе. С учениками сложились хорошие, даже доверительные отношения. Постоянно придумывала что-то новое и интересное, чтобы детям хотелось ходить на мои уроки, — больше всего боялась, что уроки станут скучными.

 

Всё было хорошо, пока не уволилась моя коллега, её 10 класс отдали мне. Проблемы с дисциплиной и гендерный дисбаланс (мальчиков сильно больше, чем девочек) были не самым страшным. В классе учились две девочки — назовём их Яна и Кристина. Обе яркие, красивые, модные и, как потом выяснилось, из богатых семей.

Всё началось на первом же уроке: одна из них назвала меня жертвой фастфуда. Нет, не в лицо, но так, чтобы я услышала

Раздался смех. Каждый следующий урок сопровождался комментариями по поводу моего веса и одежды. Полной я была всегда, поэтому и гардероб у меня специфический, но меня никогда не унижали и не делали больно.

Позже к этому добавилось ещё кое-что. Яна стала указывать мне на речевые ошибки (она часто ездила за границу и хорошо знала разговорный английский). Затем я поняла, что стала героем их комиксов. Меня рисовали, тайком снимали на телефон и пересылали друг другу, обрабатывая в какой-то программе и подрисовывая смешные детали. Неприязнью ко мне заразился весь класс. Всё только потому, что я не нравилась этим двум девочкам — лидерам класса.

Не в моих правилах акцентировать внимание начальства. Тем более в остальных классах всё складывалось хорошо. Терпение лопнуло, когда одна из девочек прямо во время итоговой контрольной позвонила подруге и стала что-то громко обсуждать и смеяться. Она не грубила мне, просто делала вид, что меня нет. Я попросила убрать телефон — реакции не последовало. На моё счастье, прозвенел звонок. В этот раз я пошла к директору и всё рассказала. Плохо помню разговор, но, кажется, директор пыталась убедить меня, что я сама виновата: надо быть строже, требовательнее и, возможно, действительно поменять стиль в одежде.

Через какое-то время на мой урок в этот проблемный класс пришёл завуч, без предупреждения, якобы посмотреть, как работают дети. Яна и Кристина были на редкость активны, не придраться. Потом я узнала, что мама одной из девочек — подруга завуча. Копали скорее под меня, чем под них. Настроение ходить на работу пропало, но и без работы я не могла. Личной жизни никакой, все подруги — учителя, темы ограничивались школьными, проблемы тоже.

Однажды я получила в социальной сети письмо от молодого человека, между нами завязалась переписка. Появилась отдушина, какой-то новый интерес. Хотелось бежать домой, проверять сообщения в телефоне, даже что-то радикально изменить… Он каждый день писал откровенные сообщения. Было понятно, что я ему интересна: расспрашивал меня о школе, давал советы, делал много комплиментов. Перед Новым годом он предложил встретиться — я согласилась. Очень долго готовилась, ждала, волновалась. В моём профиле было три не самых свежих фотографии. Я переживала, что разочарую его. Проигрывала возможные варианты развития событий.

Он не пришёл. Я прождала его больше часа, а может, двух. Сначала волновалась, что с ним что-то случилось и писала ему. Он не отвечал. Вернувшись домой, я снова зашла в сеть и увидела, что он был онлайн пять минут назад, прочитал все мои сообщения, но не ответил. Мой друг перестал мне писать, и я внушила себе, что он увидел меня в окно кафе и передумал встречаться.


Следующий день был последним учебным в году: уроки сокращённые, классы полупустые. Дети разъехались на новогодние каникулы. К моему удивлению, в школу пришли Кристина с Яной. Перед уроком я увидела их сидящими на подоконнике. Сегодня они почему-то сочувствующе смотрели на меня, казалось, вот-вот заплачут. Я поздоровалась и пригласила их в класс. И вдруг Яна сказала: «Вам, наверное, нужно побыть одной? Жених не пришёл на свидание — это так больно. В жизни вы оказались не в его вкусе».

Я почувствовала во рту привкус железа и всё поняла. Полтора месяца я переписывалась с кем-то из них или их взрослых друзей, братьев или сестёр. И ничего у меня не вызывало подозрений. Ни-че-го. Или я совсем наивная и глупая. Была. После каникул я написала заявление об уходе.

Больше я не работаю в школе и вообще с детьми. Занимаюсь переводами. Вспоминаю то время с отвращением.

Страшно не только то, что было в процессе, а что было потом: осознание, разочарование, нелюбовь к себе

Я не сделала ничего плохого. Двух школьниц раздражал мой внешний вид и манера одеваться. Или всё было гораздо проще и от этого ещё противнее: я просто была для них развлечением. Лекарством от скуки.

О чём я жалею больше всего? О том, что рассказала эту историю маме. Она выплакала много слёз, и, кажется, в ней что-то сломалось. Наверное, страшно осознавать, что твоего ребёнка обидели, а ты ничего не можешь изменить.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх