Последние комментарии

  • Вера
    Ничего подобного. Есть право собственности, которое позволяет дочери жить в квартире и вселить своего ребенка, потому...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Андрей
    что вы к отчиму прицепились? что значит примак? он что в дом не приносил деньги, продукты? А отчим с мамой платили за...Отчим привел свою дочь и свою внучку в нашу с мамой квартиру
  • Елена Белоусова (Фарносова)
    Браво!!!Муж сообщил новость, что у меня 2 года до развода

Крик души — "Я никогда не буду так разговаривать со своими детьми..."

Мы публикуем эмоциональную статью психотерапевта и просто мамы Ольги Карчевской. Выводы Ольги кому-то могут показаться слишком категоричными, но очень большая доля истины в них есть.

Я никогда не буду так разговаривать со своими детьми

— Вчера в метро села на лавочку в ожидании поезда с мамой и сыном лет 6. Мама устало и монотонно тюкала его с частотой стробоскопа на деревенской дискотеке.

Обыденно так тюкала, без особой злости, было видно, что так у них — всегда. Это было так:

— Мам, у меня живот болит...
— А кто в этом виноват? Я же тебе говорила не есть столько. Ты же вообще меры не знаешь, вон тебя как раздуло. Я съела столько, сколько положено, а ты? Зачем было так объедаться? Посмотри вот на свои штаны. Весь измазался, как свинья. Я эти штаны только вчера постирала, и снова надо. Вставай, поезд пришел. А вещи твои кто брать будет, дядя Федя? Вечно всё везде оставляешь...

Мальчик обернулся, взял свои вещи и понуро пошел в вагон. У меня внутри всё сжалось. По двум причинам. Во-первых, со мной в детстве разговаривали именно так. Во-вторых, когда я очень устала или подавлена, я тоже веду себя так со своим сыном.

Мне захотелось сесть рядом с мальчиком, погладить его по животу, прижать к себе, сказать что-то вроде: «Не слушай её, с тобой всё в порядке, ты просто ребенок. И добавить что-то вроде «котеночек, зайчик, мой хороший» — как я зову своего сына в минуты нежности.

Но я села в другой стороне вагона, закрыла глаза и почувствовала, что сейчас кто-то будет плакать. В голове возник мамин голос, одергивающий меня на каждом шагу. До боли (натурально — до боли) знакомые «руки у тебя из ж...», «кому ты ТАКАЯ будешь нужна», «господи, ну что из тебя вырастет».

Я выросла и научилась себя защищать. Я больше никому не разрешаю разговаривать со мной подобным образом. Чтобы научиться это делать, мне понадобился не один год психотерапии.

Но голоса в моей голове до сих пор со мной. Стоит немного больше, чем обычно, истощиться, и заезженная пластинка вновь начинает проигрывать знакомые тексты.

Я уже сама мать, живу в другой части планеты, между мной и мамой почти 8 тысяч километров. Мы редко видимся и даже редко говорим по телефону. По телефону она уже научилась держать свои соображения о моих женских, человеческих и профессиональных качествах при себе.

Она даже научилась писать в смс «Я тебя люблю»!

Хотя еще пару лет назад даже после просмотра программ с моим участием (меня привлекали как консультанта по диетологии) по Первому каналу (в системе координат моей мамы выше только космос) она спрашивала меня: «Когда ты себе нормальную работу найдешь?».

А вот если попробовать провести вместе больше суток физически, то картинки из детства оживут. Потому что с мамой в ее детстве обращались в несколько раз хуже. Она мне выдает 2%-ный раствор того, что ее мать, моя брутальная бабка, выдавала ей.

Я всё детство повторяла мантру: «Ом, я никогда не буду говорить со своими детьми ТАК», но когда я раздражена, обесточена и контроль ослабевает, я будто со стороны слышу, как мой рот изрыгает на моего ребенка очень похожие тексты с удивительно аутентичными интонациями — фамильными.

Я абсолютно не виню маму в том, что она говорила около 30 лет назад и в том, чего она совсем не говорила — «любимая девочка», «моя родная», «моя хорошая». Я уже на своей шкуре прочувствовала, как сильно на нас влияет прошивка в раннем детстве. Эти программы не так-то просто отменить. Не так просто инсталлировать новые поверх старых. Мне остается только сочувствовать ей.

А также её маме, у которой, как несложно предположить, в детстве было ещё хуже.

Мне остается только любить их всех, покалеченных, живших как могли, моих предков, чью эстафету я уже передаю дальше. Мне остается только изо всех сил любить своего сына, чтобы на нем эта страшная эстафета прервалась.

Извиняться после срывов (которые, к счастью, не так уж и часты), объяснять, почему такое происходит.

По 10 раз в день заверять в безусловной любви.

По 50 раз в день обнимать. Делать позитивные сообщения.

Отвечать за него как взрослый за ребенка — чтобы он научился тоже отвечать за кого-то, когда вырастет.

Я делаю всё, что могу.

Ольга Карчевская

  ссылка

Популярное в

))}
Loading...
наверх